Аркадаг: Старый гадюшник в новом городе

Глава комитета по строительству Аркадага и хяким нового города играют с подрядчиками в «злого и доброго полицейского», вымогая взятки. Хяким ревнует свою подчиненную, бывшую главу Меджлиса, к экс-президенту, называя ее за глаза «проституткой». А еще одна местная чиновница в хякимлике неформально работает на МНБ, сливая информацию обо всех и всем. О рабочей атмосфере в администрации нового туркменского города в материале turkmen.news.

Дерья Оразов

«Ты его обидел, плати!»

Потенциальные подрядчики, надеясь получить контракт на возведение объектов в Аркадаге, выходят либо на главу госкомитета по строительству города Дерья Оразова, либо на хякима Шамухаммета Дурдылыева. Порой они являются к ним в кабинет и напрямую предлагают откат. Но… Не тут-то было! Опасаясь провокаций, тот руководитель, к которому обратился незадачливый бизнесмен, неожиданно проявляет принципиальность. Он отказывается от денег, кричит, угрожает вызвать полицию и уверяет, что теперь эта фирма никогда в жизни не получит контракт.

Но вскоре неудачливый предприниматель узнает, что якобы ошибся. «Добрые люди» из числа приближенных к двум чиновникам подсказывают, что он обратился не к тому человеку. Если он ходил к Оразову, его посылают к Дурдылыеву, и наоборот.

И вот бизнесмен выходит на контакт с другим руководителем. Уже не в лоб, через доверенных лиц, с намеками и подстраховкой. Новый собеседник ведет себя гораздо дружелюбнее, но объясняет, что своим необдуманным визитом предприниматель обидел «коллегу». Поэтому теперь уже не обойтись… Нет, не без взятки, а без небольшого подарка.

Стандартная ставка «подарка», как мы уже сообщали, — пять процентов. Но если потенциальный подрядчик в прошлом имел какие-то недостатки, например, срывал сроки или делал некачественную работу, то с него могут взять и больше. Если есть готовность платить, то ограничений по опыту работы, прежним недостаткам, репутации — практически не существует. Например, ранее мы сообщали, что фирма «Дост Гурлушык», выигравшая тендер на проведение дренажа и отведение грунтовых вод, не справляется с этой задачей. В результате Аркадаг строят буквально на воде, что угрожает разрушением зданий уже в ближайшей перспективе.

Дурдылыев еще с тех времен, когда был хякимом Ашхабада, знает о проблемах всех фирм. Кто экономит на материалах, у кого нет достаточно квалифицированных специалистов или нужной техники и оборудования… Но он и Оразов пользуются этими знаниями не для того, чтобы отсечь от строительства недобросовестных подрядчиков, а лишь для увеличения ставки взяток.

Конечно, все эти игры касаются лишь сравнительно мелких игроков. Крупные фирмы договариваются с Оразовым и Дурдылыевым через общих знакомых, ну или получают контракт напрямую от Гурбангулы Бердымухамедова — как это было с Какаджаном Ташлиевым, чья фирма «Алтын Несил» строит в новом городе мечеть и примыкающий к ней мавзолей, предназначенный для самого экс-президента.

Бельмо на глазу

Еще один интересный факт — неприязнь Дурдылыева к одной из его подчиненных, экс-председателю парламента Гульшат Маммедовой. Она оставила Меджлис в апреле 2023-го, а в середине июля сам экс-президент назначил ее заведовать общим отделом хякимлика Аркадага. Это назначение не особенно афишировалось. Лишь осенью Маммедова в новой должности «всплыла» сначала в списках лауреатов очередной юбилейной награды, а затем — в числе делегатов съезда Халк Маслахаты.

Ее присутствие в Аркадаге не нравится Дурдылыеву. Он ревнует Бердымухамедова к ней, считая, что Маммедова — некогда формально второй человек в государстве, до сих пор находится в хороших отношениях с экс-президентом и может на него влиять. А доступом к «телу», как и контролем над городом, Дурдылыев не хочет делиться ни с кем. Теоретически, Бердымухамедов может позвонить главе общего отдела напрямую, и она может ответить на любые его вопросы по поводу ситуации в Аркадаге, но свидетельств того, что подобное хотя бы раз происходило, нет.

Поэтому Шамухаммет Дурдылыев объявил Гульшат Маммедовой «холодную войну». Сначала он подбирался к ней осторожно, например, мог саркастически рассуждать о ее отсутствии на собрании: «А где Гульшат Сахыевна? Сильно занята, видимо…». Однако она никак на это не реагировала. Потом Дурдылыев осмелел, и теперь за глаза называет свою подчиненную не иначе как «künti» (проститутка).

Экс-председатель парламента по-прежнему не отвечает на вызов и не вступает в противоборство. Друг с другом и на публике Дурдылыев и Маммедова общаются подчеркнуто вежливо. По мнению наблюдателей, экс-глава Меджлиса считает свою должность в администрации Аркадага слишком низкой и временной. Она ожидает, что скоро ее переведут на какой-нибудь более высокий пост.

Гурбангулы Бердымухамедов

Чтобы приблизить этот момент, Маммедова старается быть на виду, попадать в кадр во всех телерепортажах, напоминать Бердымухамедову о себе. Наблюдатели отмечают, что другого выхода у чиновницы уже не остается: если ее надежды на перевод не оправдаются, хяким Аркадага ее просто «сожрет».

Дурдылыев вообще не отличается добрым характером. В частности, он добился уголовного дела в отношении своего преемника на посту хякима Ашхабада Язтагана Гылыджова. Казалось бы, у Гылыджова была высокая покровительница, сестра экс-президента Гульнабат Довлетова. Но парадоксальным образом именно это и погубило его в противостоянии с Дурлылыевым. Экс-хякиму не понравилось, что кто-то не просто занял его место, но еще и запросто встречается с сестрой Бердымухамедова. Дурдылыев напряг все свои силы и связи, чтобы лишить «выскочку» свободы. Фактически, то же самое сейчас происходит и с Маммедовой.

А вот Дерья Оразов хякиму не конкурент. Ранее сообщалось, что в ближайшее время, закрыв дела с последним выгодным контрактом по строительству медицинского кластера Аркадага, глава комитета строительства намерен уйти в отставку и уехать лечиться за границу. Он страдает каким-то неврологическим заболеванием, из-за которого порой ведет себя странно. Теперь же источники добавляют, что Оразов болен еще и диабетом.

У стен есть уши

При этом источники отмечают, что главная угроза в плане утечек информации из Аркадага — отнюдь не Маммедова, а 51-летняя глава отдела кадров администрации города Огулабат Азизова. Во-первых, она напрямую передает информацию о работниках хякимлика и подведомственных ему учреждений в местное управление Министерства национальной безопасности. Как только ей поступает запрос на те или иные сведения, она тут же отвечает, не советуясь с Дурдылыевым.

Чтобы удобнее было отправлять сведения в МНБ, Азизова требует, чтобы руководители подведомственных хякимлику организаций все документы на новых сотрудников передавали ей в электронном виде. В частности, это касается биографий работников и «уч арка» — справок о родственниках в трех поколениях. Но дело не только в документах. Сотрудники МНБ могут спросить и о личном мнении главы отдела кадров о том или ином сотруднике хякимлика, и тут же получают исчерпывающий ответ.

Но даже это полбеды. Источники отмечают, что Азизова крайне невнимательна. Она спокойно уходит из кабинета, не запирая дверь, не выключая компьютер или хотя бы не ставя его в «спящий» режим. Получить с этого компьютера любые сведения, включая персональные данные сотрудников, может буквально кто угодно.

Сотни дворников и десятки футболистов

И кстати, что касается штатного расписания организаций Аркадага, то есть непосредственной зоны ответственности Азизовой… Во многих случаях оно выглядит откровенно раздутым. В центральном аппарате хякимлика работают 70 человек, еще по паре десятков — в каждом из двух этрапов города. Во «Дворце счастья» значатся 38 сотрудников. В каком еще городе мира целых 38 человек отвечают непосредственно за счастье? Еще 44 человека трудятся во Дворце Рухыет.

Но абсолютным рекордсменом является управление благоустройства при хякимлике, где трудятся 907 человек. Лишь 15 из них — руководящий состав и специалисты, остальные — технические работники. И это — в «умном» городе, где женщин с метлами, по идее, должны заменить роботы или хотя бы машины!

В штате футбольного клуба «Аркадаг», ставшего, кстати, чемпионом Туркменистана (кто бы сомневался!) — значатся 90 человек — больше, чем в управлении капитального строительства и управлении выдачи жилья, вместе взятых. В общем, может оказаться, что новый город на сегодня обслуживает больше людей, чем в нем уже имеется жителей.

Аркадаг позиционируется как инновационный город, не похожий на другие населенные пункты Туркменистана. Однако по-настоящему удивить сограждан можно было бы не красивыми новыми домами, а внутренними и внешними отношениями в хякимлике, выстроенными не так, как обычно. Пока это сделать, увы, не удалось. «Дома новы, а предрассудки стары» — эти слова можно смело делать официальным девизом Аркадага, раз уж в Туркменистане так любят лозунги и афоризмы. Впрочем, с такими кадрами, где вор ворует у вора, а каждый готов «утопить» коллегу, иного можно было и не ожидать.

ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ

14 комментариев

  1. Давно живу

    Кадровики во всех госучреждениях — это сексоты МНБ. Лично знал одну такую даму еще с советских времен. Стучала на всех в КГБ. Со всеми была ласкова, к каждому имела свой подход. Работники доверялись ей, а потом удивлялись, откуда «куратор из КГБ» знает о сокровенных мыслях. Такие сексоты как Огулабад Азизова получают премии из «конторы». Их ограждают от наездов со стороны башлыка учреждения, они практически никогда не подпадают под сокращение или увольнение в связи с реорганизацией. При любом раскладе сексотам МНБ предоставляет новое место для стука. После прочтения статьи осталось ощущение будто познал жизнь гадюк.

    10
    Ответить
  2. Japbak

    Arkadag has been one of the greatest disasters happened to Turkmenistan in their short 33 years of history since independence.

    2
    2
    Ответить
    • Моя твоя не понимает

      А че на аглицком? Можна подумать русского не знаешь. Уж тогда бы на туркменском написал

      Ответить
      • Андрей

        почему нет? Английский является самым развитым и самым распространенным языком в мире, во много раз опережая русский.

        1
        1
        Ответить
  3. Рашид Мередов

    Президент проститутка сын Бывшего президента шлюха от того и все дерьмо из публичного дома засело в гос управлении. Сердар Бердымухамедов не президент, отсюда и столько старого говна времен его папаши.

    Ответить
  4. Психоделик

    Город Аркадаг — это чудо-дерево в волшебном лукошке.

    Чего там только нет!

    А управление выдачи жилья раздаёт счастье.

    2
    1
    Ответить
  5. Serdar HODZHANEPESOV

    🤦🤦🤦 гыбат гыбат гыбат, нетиже? = Народ продолжает угнетаться и голодать ☝️

    Ответить
  6. Аноним

    > Стены имеют уши
    )))) Может «У стен уши есть»?

    Ответить
    • ruslan

      Хава, догры! Дузетяс шу вагт!

      Ответить
  7. Сашуля Дадаев

    Аркадаг — большая клоака для отмыва денег, не более. Из 5+ лярдов бабла на новый город лично ГБ останется около лярда. Кстати, директор «Ак топрак» Довлет Оразмурадов является дааальным родственником Дерья Оразова, отсюда и возможность получить жирный подряд. Все взаимобезобразно в этой стране и в этом городе в частности.

    Ответить
  8. Юлия

    Какое крсасноречивое фото. Аркадак стоит на бетоне и речь толкает, а челядь-млядь на песке эту речь записывает. Или делает вид что записывает. Как-то по «Ватану» показали подобный сюжет. Аркадак стоит на туркменском ковре и работает лопатой на посадке дерева. Вот так подхалимы привлекают его на субботник. Под этим фото надо было написать «Барин и его холопы».

    Ответить
  9. отравленный чебурек

    Оразов страдает каким-то неврологическим заболеванием, из-за которого порой ведет себя странно.

    Ответить
  10. Michael

    У всех есть там свои интересы и фирмы так что они друг с другом любезны!

    Ответить
  11. Азизова

    Да, Дурдылиев иногда так говорит о Маммедовой. Прямо так и говорит «кюнти». Ыидимо не дает ему она, вот и оскарбляет женщину. Хотя она не женщина, а подстилка старшего бердуна. Все так говорят

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

Яндекс.Метрика