Между жизнью и смертью. Переболевший COVID-19 рассказывает о своем опыте

МНЕНИЕ

31.Авг.2020 | 4 коммент.

19

Один из источников turkmen.news недавно выписался из нового ковид-центра, открытого в начале августа на территории санатория «Мелхем» в Марыйском велаяте. Мужчина пролежал в стационаре без малого две недели и рассказал о том, как проходило его лечение, а также о том,  как организована работа в самом центре. Предлагаем читателям его рассказ.

Карантинный лагерь в Туркменабаде. Иллюстрация

— В госпиталь меня привезли на «скорой» в тяжелейшем состоянии. До этого я три дня лежал дома в надежде, что смогу справиться с болезнью самостоятельно, но когда реально стал задыхаться, подумал: чем умирать дома, лучше уж под наблюдением врачей — авось, спасут они меня.

Меня увезли, а домой приехала спецбригада для проведения санбработки, у всех членов семьи, в том числе детей, взяли анализы. Замечу: в подобных случаях, когда кого-то из домочадцев госпитализируют, у остальных тест на ковид проводится бесплатно, а если добровольно идешь сдавать – платишь 100 манатов. Результат приходится ждать до трех суток из-за огромного количества проводимых тестов.

В общем, привезли меня в новый центр; состояние в первые несколько дней было тяжелым, помню все смутно, временами впадал в беспамятство. Подключали меня к дыхательному аппарату, так как были проблемы с дыханием, сильная одышка. В палате находился один, и все пациенты лежат строго по одному. Мест в области катастрофически не хватает, поэтому прежде чем везти больного в больницу, «скорая» обзванивает ковид-центры и везет туда, где есть свободные места. Стационар в санатории «Мелхем» срочно развернули именно по причине нехватки мест, и я благодарю Бога, что попал именно сюда. Здесь хорошо, территория большая, чистый воздух, но это начинаешь осознавать только на 8-9-й день, когда сможешь выйти на улицу и позвонить домой. И огромная благодарность медикам за то, что вытащили меня и вытаскивают многих других.

Расскажу о них поподробнее. Те, кто работают с тяжелыми больными, они просто герои. У каждого в обычной жизни есть своя специализация и свое место работы. Кто терапевт, кто акушер-гинеколог, кто хирург, но каждого из них призвали отработать в ковидном отделении. Также слышал, что некоторые врачи подавали на увольнение, лишь бы только их не отправили работать в красную зону. Я не могу осуждать этих людей, у каждого свои причины – проблемы со здоровьем, пожилые родители, маленькие дети да просто желание пожить подольше. Но те, кто все же пришел сюда работать, вытаскивали больных, не щадя себя.

Иногда слышишь такое мнение, что наши медики экипированы плохо. Может, в начале пандемии так и было, но сейчас все по-другому.

Вы видели по телевизору кадры из Европы и из России? Вот именно такая же форма и на наших врачах. Маски, защитный экран, очки, шлем, одежда, обувь.

Медиков привозят на две недели работы по 16 человек – 4 группы по 4 человека в каждой. Смена длится 6 часов. За это время медперсонал не имеет права пользоваться телефоном, не может выйти в туалет, попить воды и поесть, все гигиенические процедуры и прием пищи они совершают до начала смены, только потом их допускают к работе с ковид-больными. Я видел, как они тяжело и натужно дышат, как запотевают от собственного дыхания их очки. Это тяжелая физическая работа, которая не каждому под силу.

После окончания смены медики все с себя снимают и бросают в специальные пакеты, которые тут же увозят, а сами они уходят в свой корпус и отдыхают там. На смену, на новые 6 часов, заступают их коллеги, и так 24 часа в сутки. Спустя 7 дней весь персонал сдает тест на ковид. При мне у некоторых врачей результат оказывался положительным, таких госпитализируют. При этом, насколько мне известно, никаких дополнительных денег или льгот эти люди от государства не имеют, но трудятся на совесть, это я могу утверждать.

Уход за больными в центре, где я лечился, отличный. Я уже упоминал, что в палате только один пациент. Медперсонал заходит к нему в защитных костюмах. Трижды в день обрабатывают помещение хлоркой. Туалет расположен в коридоре – один на 8 комнат.

Еду подают в одноразовой посуде с одноразовыми же столовыми приборами. Поел – бросаешь все в специальный бак, из которого потом в мешках все содержимое увозится на уничтожение. Ничего из съестного нельзя оставлять в палате, хранить – все выбрасывается. Кормят хорошо и достаточно вкусно. Мясо, масло сливочное – все дают.

После выписки мне звонят многие знакомые, спрашивают подробности, в частности, насчет смертей: многие ли умирают, от чего именно, и правда ли, что пациентов умервщляют каким-то уколом. У меня на сей счет есть свое мнение, основано оно на личных наблюдениях, на каких-то разговорах, подслушанных у медиков, ну и на здравом смысле. Думаю, что насчет уколов – это какой-то страшный миф. Может, где-то что-то совпало либо пошло не так, а люди уже себе напридумывают Бог знает что… Отсутствие официальной информации тоже делает свое черное дело.

Что касается смерти от болезни, то за все время, что я там пролежал, умерло 2-3 человека. Возможно, больше, потому что первую неделю я сам находился между жизнью и смертью и мало что видел и понимал. Точно могу сказать, что молодые люди переносят болезнь намного легче, а вот те, кому за 40 и старше, им сложнее. Вспышка, говорят, была в конце весны и начале лета, вот тогда многие умирали, едва ли не каждый второй заболевший. Многих не успевали даже госпитализировать, а некоторые сами не ехали в больницу и умирали дома. Все лечение за свой счет, дорого, многим такие траты не под силу, поэтому они умирали дома.

Санитарная палатка на въезде в Ашхабад. Иллюстрация

И вот еще что. Людей забирает не столько сама пневмония, сколько побочные эффекты от используемых лекарств. Скажем, антибиотик левофлоксацин, который тяжелым пациентам колют 4 раза в сутки. Вот после него у некоторых отказывают почки или останавливается сердце. Кстати, истории о каком-то страшном уколе могут быть основаны и на этом препарате, кто его знает…

Еще из препаратов ставят лендацин и цефтриаксон, это тоже антибиотики, а также бронхолитический препарат эуфиллин. Уже выписавшись домой, я прочитал про эти лекарства, у всех в качестве противопоказаний имеется печеночная или почечная или коронарная недостаточность, а где гарантия, что врачи перед введением препарата обследуют человека на другие болезни? У меня точно никаких дополнительных обследований не проводили и родных моих не спрашивали, есть ли у меня проблемы со здоровьем. Может быть, поэтому сильный организм выдерживает, а слабый погибает.

Сейчас я дома. О своем состоянии могу сказать, что такого, как раньше, пока нет. Быстро устаю, нет сил, хочется чаще лежать, похудел. До болезни я посещал спортзал, тягал железо. Пока о возвращении к привычной жизни нет даже и речи. Хочется сказать людям: берегите себя, не относитесь легкомысленно к ковиду, он есть, и он вправду очень опасен.


От редакции turkmen.news. Конечно, автор сообщения не медик, он просто очень внимательный и наблюдательный человек. Мы тоже прочитали о тех лекарственных средствах, что назначают в Туркменистане больным с атипичной пневмонией, вызванной коронавирусом. Так, например, Роспотребнадзор сообщает, что антибиотики не подходят не только для профилактики COVID-19, но и для лечения самого опасного осложнения коронавирусной инфекции — пневмонии. Наши же туркменские врачи используют как минимум три вида антибиотиков.

Всемирная организация здравоохранения также публиковала ранее рекомендации по лечению коронавируса, согласно которым антибиотики, в принципе, бессильны в борьбе с данной болезнью, ибо позволяют лечить только бактериальные инфекции, в то время как возбудителем COVID-19 является вирус.

ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ

4 комментария

  1. Мелхем

    Медикам, по идее, надо доплачивать за многочасовую работу в масках и защитных комбинезонах в сорокаградусную жару. Но Бердымухамедов это вам не Путин., он не заплатит ни копья. Зато соловей столько слов поет о том, как он заботится о народе. Как же нам не повезло с президентом?!

    Ответить
  2. Аноним

    Да кому какая разница — коли что есть, авось выздоровет. А помрёт так помрет

    Ответить
  3. Trump

    Если это правда то молодцы туркменские врачи. Ангелы как говорится 👏

    Ответить
  4. Лал

    Я не знаю что ждёт меня завтра в этой стране потомучто у нас президент такой эгоист и не грамотный. О боже спаси и сохрани!

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Самые популярные

Книгу Бердымухамедова перевели на узбекский язык. В Туркменистане уже 20 лет как нет узбекоязычных школ

Туркменистан посетил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. В телепередаче «Ватан» продемонстрировали сюжет о переводе одной из книг Бердымухамедова на узбекский язык. Но как живут на территории Туркменистана люди, способные читать на этом языке?

Итоги недели: Президент в парламенте, его сын в России, а другие вице-премьеры — в школах и на базарах

29 марта стало известно, что президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов в нарушение норм Конституции был избран членом Халк Маслахаты — одной из палат нового парламента.

Гибель Сулеймана Турсунбаева: Попытки «задобрить» узбеков и никаких подвижек в расследовании

Через неделю исполнится два месяца со дня смерти 14-летнего туркменского спортсмена Сулеймана Турсунбаева. За это время власти не только не предприняли никаких усилий для поиска и наказания виновных, но и не признали сам факт случившегося.

Метки

Яндекс.Метрика