Москвичка пожаловалась журналистам на мошенничество с участием гражданина Туркменистана

Лента

22

Жительница Москвы Надежда Гуркина рассказала журналистам «Новой газеты», что стала жертвой квартирного мошенничества с участием гражданина Туркменистана. Статья об этой истории опубликована в газете 2 марта.

Портрет Бориса Гуркина. Фото «Новой газеты»

По словам Гуркиной, она живет в двухкомнатной квартире на юге Москвы с 1974 года. С ней проживал ее сын Борис. В 2009 году они приватизировали квартиру: Борис стал собственником, а его мать получила право пожизненного проживания. Надежда является инвалидом второй группы, Борис работал охранником. Семья получала жилищную субсидию для малоимущих.

В 2012 году мать с сыном собрали документы для продления субсидии, но их украли у Бориса в метро. Они собрали бумаги заново и подали в отдел жилищных субсидий. Но в июне 2012 года им сообщили, что прошение отклонено, потому что квартира принадлежит гражданину Туркменистана Мердану Мятиеву.

Борис Гуркин написал заявление в полицию, обратился в Росреестр и добился запрета на совершение сделок с квартирой. Ему выдали копию договора купли-продажи. Гуркины заметили, что паспортные данные Бориса были указаны в договоре не полностью, а сумма сделки составила 1 миллион рублей, хотя в реальности квартира стоит не менее 7,5 миллионов. В полиции возбуждать дело отказались, пояснив, что в домовой книге собственником указан Борис. Это постановление отменила прокуратура, но полиция вновь отказалась возбуждать дело. Ведомства продолжают обмениваться противоположными решениями на протяжении девяти лет.

Борис обратился в Нагатинский районный суд Москвы с иском о признании купли-продажи недействительной. Но иск был отклонен на основании регистрационного дела Росреестра, где указано, что Гуркин и Мердан Мятиев якобы лично присутствовали на регистрации перехода права собственности. Позднее выяснилось, что Мятиев проживает в США и, по данным Федеральной миграционной службы РФ, в последний раз был в России в 2007 году. В суде его интересы представлял по доверенности некий Тамирлан Манатиев. Сотрудника Росреестра, который регистрировал сделку, в суд не вызывали.

Манатилов показал в суде расписку, из которой следовало, что помимо прописанной в договоре платы в размере 1 миллион Гуркин через месяц получил от Мятиева еще 5 миллионов рублей. Государственная экспертиза показала, что подпись Гуркина на документе подлинная. Независимая экспертиза, заказанная истцами, не признала подлинность подписи.

Планировалось провести дополнительную экспертизу, чтобы решить спор. Но в этот момент Борис пропал без вести. Было возбуждено уголовное дело, но вскоре его закрыли в связи с тем, что мужчина нашелся. В полиции показали матери его фотографию и передали, что он просил себя не искать. Надежда добилась личной встречи с сыном. Он пришел в сопровождении некоего человека по имени Владимир и не хотел разговаривать, поясняя, что «сейчас не может». 17 августа 2019 года Гуркина доставили в больницу с улицы без документов с диагнозом «острая сердечная недостаточность». Врачи не смогли спасти ему жизнь.

Через два месяца после смерти Бориса у квартиры сменился собственник. Новым владельцем значится житель Москвы Сергей Михайленко. Его представитель сообщил, что Михайленко приобрел жилье с инвестиционными целями и не намерен выселять Гуркину. Пенсионерка в беседе с журналистами посетовала, что выяснять все обстоятельства купли-продажи квартиры никто не собирается. «Я даже не знаю, с кем больше борюсь, с мошенниками или с правоохранительными органами», — заявила она.

ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Самые популярные

Метки

Яндекс.Метрика