Напишите нам Поддержите нас!

Муки совести. Жительница Туркменабада разыскивает оставленную в роддоме дочь

В 1977 году в роддоме Чарджоу (ныне Туркменабад) родилась девочка, мама которой предпочла отказаться от ребенка. Но теперь пенсионерка готова на все, чтобы разыскать брошенную дочь. Ее другая дочь обратилась к turkmen.news с просьбой опубликовать ее историю. Возможно, кто-то из читательниц узнает в героине материала свою мать.

Жизнь Валентины Павловны Даниловой (впоследствии вышедшей замуж и сменившей фамилию на Соболева) изначально складывалась нелегко. Она родилась в 1956 году в Тюменской области России и в раннем детстве переболела одновременно оспой и корью. Из-за осложнений, вызванных инфекциями, девочка рисковала полностью потерять зрение и слух. Родители узнали, что в Чарджоу Туркменской ССР есть доктор, который умеет лечить таких детей. Из-за этого семья решилась на переезд. Лечение у знаменитого доктора помогло: зрение практически полностью восстановилось, слух удалось компенсировать слуховым аппаратом, и в шесть лет Валя заговорила.

Но в юности девушку ожидали новые проблемы. Она полюбила парня, забеременела и в 1975 году родила от него дочку. Молодой человек не спешил жениться, а вскоре его забрали в армию. У юной матери-одиночки завязались романтические отношения с одноклассником по интернату – М.Н. по прозвищу Коля. Вскоре она поняла, что беременна вновь. И тут отец первого ребенка написал, что по возвращении из армии твердо решил жениться.

Валентина встала перед нелегким выбором — воспитывать двоих детей в одиночку или выйти замуж, но только с одним ребенком. В начале июля 1977 года «скорая помощь» забрала ее с адреса микрорайон Центральный, дом 4, где она тогда жила, и доставила в роддом на улице Ленина. Там она около четырех часов ночи родила здоровую доношенную девочку и дождалась утра, чтобы сбежать. «Я была молода, глупа и напугана», — поясняет Валентина.

Вскоре из армии вернулся первый возлюбленный, сыграли свадьбу. В 1978 и 1983 годах Валентина родила еще двух дочерей, в 1987 – сына. Муж, умерший в 2011 году, так и не узнал, что у жены была на душе тяжелая тайна. Долгое время об этом не знали и дети.

«Я сейчас живу в Египте. Четыре года назад мама приехала ко мне на Новый год, — рассказывает Алена Соболева. — Выпив во время праздничного застолья, она неожиданно рассказала мне, что у нас есть еще одна сестра, о судьбе которой ничего неизвестно. Как оказалось, старшей сестре мама призналась в этом раньше. Она просила найти эту девочку. Сестра дважды подавала заявки в программу «Жди меня», но их так и не рассмотрели».

Сама Валентина, до сих пор проживающая в Туркменабаде, предпринимала попытки что-то узнать о дочери законным путем. Она обращалась в дом малютки при том самом роддоме на улице Ленина. Но ей сказали, что такая информация может быть выдана только по судебному решению. Валентина собиралась судиться, но в процессе подготовки документов ей сказали, что архив был затоплен, и никакие бумаги не сохранились. Не помогли и связи. По иронии судьбы, Валентина много лет проработала в этом роддоме раздатчицей, однако узнать что-то о дочери от персонала ей тоже не удалось.

Сейчас здоровье Валентины оставляет желать лучшего. Она не может даже ходить на базар без сопровождения. Пенсионерка постоянно вяжет, хотя это вредит ее и так ослабленному зрению. «Я очень сильно переживаю за брошенную девочку. Хочу попросить у нее прощения. Если ее удочерили, я хочу выразить благодарность тем, кто ее воспитал», — сказала она Алене.

По словам Алены, она узнала, что бабушка (мать Валентины) была в курсе этой истории. Однажды бабушка увидела на автобусной остановке в Туркменабаде девочку, очень похожую на одну из ее внучек. Девочка смотрела исподлобья. «Бабушка всегда ругала нас всех, что мы смотрим исподлобья, — вспоминает Алена. — Соболевская порода, говорила она». В семье предполагают, что на остановке могла стоять та самая потерянная сестра.

«А может быть и нет. Может, ее перевели в интернат в Ашхабаде, — вздыхает Алена. — Может, ее вообще уже нет в живых. А что если с ней случилось что-то негативное? Ведь в жизни может произойти что угодно. В таком случае мы хотели бы ей помочь».

Туркменабад, иллюстрация

Мы поинтересовались у Алены, точно ли мама готова к огласке этой истории. «Она готова на все, — ответила наша собеседница. — Она постоянно просит меня: найди сестру, и говорит, что ее мучает совесть… А как я ее найду тут, в Египте? Я пролистала десятки страниц Даниловых в соцсетях, смотрела совпадения по году рождения, вглядывалась в фотографии. Но это бесполезно: и в детдоме девочке могли сменить фамилию, а уж в случае удочерения сменили точно».

По мнению Алены, сейчас женщина, родившаяся в 1977 году, уже наверняка знает, что воспитывалась приемными родителями. Тем более она могла и до совершеннолетия прожить в детском доме. «У таких детей всегда камень на душе. Они хотят найти маму просто для того, чтобы задать вопрос: почему?!», — рассуждает Алена. Она надеется, что благодаря огласке у ее потерянной сестры может появиться такой шанс…

Яндекс.Метрика