Напишите нам Поддержите нас!

Туркменистан: Как отметили Курбан байрам в Дашогузе

Только что мусульмане всего мира отметили исламский праздник окончания хаджа. В Туркменистане в нынешнем году, официально объявленном годом «Туркменистан – Родина процветания», праздник жертвоприношения отмечали не, как обычно, три дня, а все четыре — воскресенье перенесли на среду, 14 августа.

О том, как прошел Курбан байрам в Дашогузском велаяте, рассказывает побывавший там в эти дни корреспондент turkmen.news Селим Хакнепесов

Желудок сыт – уже курбанлык

В общении дашогузы почти не употребляют официальное «Курбан байрам». Везде, где мне довелось отведать угощения из мяса жертвенного животного, слышал только «курбанлык», реже — «курбан хайыт». 

Испокон веку в низовьях Амударьи двенадцатый месяц  мусульманского лунного года был всеобщим праздником. Богачи и люди с умеренным достатком приносили в жертву животное – овцу, козу, быка, бывало, даже верблюда, и давали курбанлык-садака – готовили плов или дограму, угощали всех — соседей, родственников, знакомых.

Курбанлык всегда с нетерпением ждали и бедные — те, кто жил впроголодь. Посещая места, где дают курбанлык-садака, они три дня подряд могли наедаться, что называется, от пуза. Для них сытый желудок уже сам по себе был праздником. Наверное, с тех пор пришло к нам выражение «гарны дойса — гурбанлык», то есть желудок сыт – значит, курбанлык.

Мулла Аразбай (имя изменено), совершающий по поручению одной из этрапских мечетей  все религиозные обряды и ритуалы, говорит, что курбанлык можно устраивать в течении всего месяца Курбан.

«Даже если в последний день месяца дашь курбанлык, Всевышний его воспримет», — убеждает он жителей своего участка. Но муллу не слушаются. Все стараются дать курбанлык именно в первые три дня  начавшегося месяца. Почему? Внятного ответа нет. Все пожимают плечами, мол, так исстари повелось. 

В прежние годы, на исходе 20-го столетия, три дня курбанлыка превращались в настоящую обжираловку. По 5-7 раз в течение светлого времени суток люди принимались за еду. Скажем, в 11 утра начинали трапезничать у того, кто первым пригласил на праздник; там же присутствующие узнавали, что в 12 часов курбанлык дает его ближайший сосед; в час дня нужно пойти к третьему… И так вплоть до 5-6 часов вечера. Три дня вся улица в поселке или вся многоэтажка в городе гурьбой ходила по домам и квартирам отведать угощение из жертвенного животного.

Да, именно так было раньше. В нынешнем столетии, особенно в последние годы, в Туркменистане уже нет ничего подобного, соседи по улице больше не устраивают очередности в проведении садака. Нет и прежней «обжираловки». Потому что мало стало тех, кто, следуя вековым традициям предков, может позволить себе дать курбанлык всей улице или всем соседям по многоквартирному дому. Для многих позвать на свой курбанлык-садака даже ближайших соседей стало непозволительной роскошью.

Древний обычай «подорожал»

Аразбай-молла рассказал об изменениях, произошедших в отправлении обряда жертвоприношения. Первое и главное, на его взгляд, — это расходы. 

— Курбанлык ведь это не только покупка жертвенного барана и приготовление плова. Это еще и щедрый дастархан, на котором должен быть сачак с хлебом, выпечка, сладкие напитки, сладости, фрукты, орехи. Все это стоит денег и немалых. Я тут на досуге подсчитал, сколько выходит, чтобы устроить садака, скажем, на 30-40 человек, почти 2 тысячи манатов. Это больше, чем месячная зарплата школьного учителя, работающего на полную ставку, — сказал Аразбай.

Признаюсь, я усомнился в его словах. Сказал, что на такие деньги не садака, а небольшой той можно устроить, к чему, мол, эти траты. Аразбай сперва рассмеялся: дело не в излишних тратах, а в ценах, кои сейчас иначе, чем космическими, трудно назвать. Стали вместе считать: баран с базара — 800 манатов, кило риса стоит 17-18 манатов, а его надо не менее 15 кг, хлопкового масла в госмагазинах нет, значит на базаре покупаем, а это 35 манатов за 5-литровую бутыль масла «Ахал» у перекупщиков. Очень дорогими стали напитки, растут цены на виноград и фрукты, домашнюю выпечку и сладости к чаю. Медленно, но верно увеличивается цена на овощи — морковь, лук, болгарский перец, баклажаны. Одним словом, столько и вышло, как сказал мулла.

Можно, конечно, и в 1000 манатов уложиться, если покупать, скажем, не упитанного барана за 800 манатов, а тощую козу в 2,5 раза дешевле, не отборный рис по 20 манатов за кило, а непрезентабельный за 15. Некоторые дашогузцы, между прочим, так и делают – стараются купить продукты по самому минимуму. Но для большинства местного населения даже этот минимум не по карману. Поэтому мало тех, кто дает курбанлык, и гораздо больше желающих на него попасть в качестве гостя. 

Взять деньги в долг и устроить жертвоприношение – это тоже не выход. Аразбай-молла и другие представители духовенства говорят, что садака в долг не дают, мол, не воспримется Всевышним. Никто, конечно, не проверял, но этим словам имамов люди почему-то верят.

Есть категория людей, которые чувствуют себя, как между молотом и наковальней. С одной стороны, над верующим человеком висит святой мусульманский долг дать садака в месяц Курбан, но с другой — нет возможности для исполнения этого долга. В таких случаях голь, как говорится, на выдумку хитра. Люди покупают у мясника 2-3 кило мяса или режут пару кур и готовят еду. Не на всю, само собой, улицу или многоэтажный дом, а только для своих самых ближайших соседей. Скромненько так, без всяких бананов, пепси или колы, арахиса и фисташек, сухофруктов и кулинарных изысков, а с обычным зеленым чаем без сладостей и выпечки.

Два вида Курбан байрама

За эти три дня, что провел я на севере Туркменистана, мне пришлось увидеть два вида курбанлыка. Один реальный, не приукрашенный, когда печать проблем и повседневных забот и тревог на лицах людей не скрывает даже праздник; и второй, тот курбанлык, что показывают по местному телевидению – красивый, театрализованный, с людьми, изображающими счастливый и беззаботный народ Туркменистана. 

Самое интересное, что люди из реальной жизни, глядя на  телевизионные сюжеты с праздника Курбан байрам, понимают масштаб государственного обмана и оболванивания народа, понимают, но смиренно погружаются в свои бесконечные  проблемы. «Ничего, как-нибудь проживем», — говорят они.

Яндекс.Метрика