Напишите нам Поддержите нас!

«Несуществующий» COVID-19 и отсутствующие наличные. События недели в Туркменистане

За минувшую неделю независимые СМИ писали о том, как власти Туркменистана продолжают скрывать наличие эпидемии COVID-19 и в то же время вводят жесткие санитарно-карантинные меры. Широкий резонанс вызвала информация о закрытии русскоязычных отделений школ. Также внимание привлекли очереди к банкоматам, из-за которых в Балканабаде произошло нечто вроде стихийной акции протеста. И наконец, важной темой остается подготовка к «настоящим» политическим акциям, для предотвращения которых власти предпринимают уже довольно заметные усилия.

Коронавирус: сверхсекретная борьба с эпидемией

По оценкам источников, пик эпидемии COVID-19 в Туркменистане пришелся на июль-август — сейчас заболевших и умирающих стало меньше. В достоверности этих оценок нет полной уверенности, но иных возможностей оценить ситуацию попросту нет. Власти по-прежнему настаивают на том, что COVID-19 не проник в страну, а ношение масок и прочие санитарные меры необходимы для защиты от «вредной пыли» и абстрактных «инфекционных заболеваний». За ношением масок, как сообщили на этой неделе источники turkmen.news, полиция следит довольно придирчиво.

При этом в редакцию продолжают поступать данные о туркменистанцах, умерших от заболевания, по всем симптомам напоминающего COVID-19. Жертвы, о которых стало известно на этой неделе — народный артист Хакберды Худайбердыев (скончался 7 сентября) и бывший глава Госкомстата Байрамклыч Уразов (умер в середине июля).

Отделение ПРООН в Туркменистане тем временем объявило, что составило список 5 тысяч туркменских семей, которые нуждаются в помощи из-за экономических последствий эпидемии. Специальный Фонд быстрого реагирования (Rapid Response Facility) раздаст этим семьям продуктовые и гигиенические наборы. Первая партия гуманитарной помощи уже распределена в Ашхабаде и Ахалском велаяте. Еще одна партия отправлена в Лебапский и Дашогузский велаяты.

Еще одно последствие эпидемии – закрытие границ. 8 сентября был организован первый вывозной рейс для граждан Туркменистана, застрявших в Москве. По информации наших источников, МИД строго следит за тем, чтобы на борт самолетов попадали только люди из составленных дипломатами списков. А по прибытии в Туркменистан граждане на 14 дней попадают в карантинные лагеря, условия в которых источники называют бесчеловечными.

На многочисленные публикации об этой проблеме, похоже, сочло нужным отреагировать проправительственное издание Orient. Оно 9 сентября опубликовало материал, в котором цитирует слова начальника аэропорта Туркменабада Мердана Бердыева: «Мы понимаем, с какими трудностями пришлось столкнуться нашим соотечественникам, оказавшимся в других странах, когда были введены все эти ограничения с пандемией, поэтому стараемся встретить их так, чтобы они сразу поняли, что теперь они на родной земле, дома, и все будет хорошо».

Начало учебного года — на туркменском языке

С коронавирусом косвенно связана другая важная тема недели — закрытие русскоязычных отделений школ. Все началось еще в конце августа, когда источники turkmen.news сообщили о закрытии «русских» классов ашхабадской школы №64. Это объяснили невозможностью соблюдать ужесточенные санитарные нормы. Родители учеников устроили акцию протеста, которая была разогнана полицией. А через неделю, 7 сентября, на происходящее отреагировало посольство России. Из официального сообщения дипломатического ведомства следует, что русскоязычные отделения закрываются и в других школах, все под тем же предлогом – меры безопасности из-за COVID-19. В посольстве выразили сожаление в связи с такой трактовкой санитарных норм.

Родительский протест в школе №64 Ашхабада

Эта история была замечена некоторыми российскими СМИ. Так, газета «Аргументы и факты» написала, что сейчас в Туркменистане лишь 5% граждан являются русскоязычными, хотя русский остается третьим по распространенности языком после туркменского и узбекского. А политолог Аждар Куртов в беседе с изданием «Царьград» выразил мнение, что говорить о давлении властей на русских как этническое меньшинство не приходится. Русскоязычных в стране слишком мало, и они не представляют опасности для власти. «Просто это политика такая этнократическая, она всегда была», — отметил Куртов.

Зарубежные СМИ в принципе правы – закрытие «русских» классов не связано с межэтническими отношениями. Но они не отвечают на вопрос – если русских в Туркменистане очень мало, почему же эти классы существуют и кого волнует их закрытие? А ответ прост: сейчас в «русских» классах учатся в основном этнические туркмены, надеющиеся в будущем поступить в вузы стран СНГ. Именно поэтому родители при поступлении в школу платят крупные взятки, чтобы ребенок обучался на языке межнационального общения. Как результат – классы, формально существующие для небольшого этнического меньшинства, раздуваются, в каждый из них попадают до 50 учеников.

И да, в таких условиях трудно соблюдать санитарные нормы. Но все же представляется, что власти занялись ликвидацией «русских» классов не только из-за COVID-19, но и из-за общей политики закрытости страны. Зарубежное образование властями Туркменистана никогда не одобрялось. По крайней мере, пока речь не заходит о собственных детях… Немалую часть списочного состава «русских» классов составляют дети силовиков, которые часто попадали на престижные места даже без взяток.

Сейчас, по данным turkmen.news, во всех школах страны проводится проверка, и детей силовиков принудительно переводят в туркменские классы. В школах, до которых проверяющие еще не добрались, сотрудники правоохранительных органов массово просят директоров вносить изменения в личные дела детей, меняя информацию о месте работы родителей.

А в ашхабадской школе №32, по информации «Хроники Туркменистана», закрытие русскоязычного отделения по сути отменили. Учеников «русских» классов, ранее переведенных в школу №82, к 10 сентября вернули обратно. Неизвестно, что стало причиной этого решения — реакция посольства, резонанс в независимой прессе или что-то еще. Но похоже, о полной отмене русскоязычного образования речь пока не идет.

Карта есть, а денег нет: сложности с банкоматами

Одна из хронических проблем Туркменистана – обналичивание зарплат, пенсий и пособий. Все эти выплаты поступают на банковские карты, но безналичный расчет в магазинах не развит. И дело не в отсутствии терминалов, а в глубинных экономических проблемах. Там, где терминалы есть, продавцы часто объявляют их сломанными, потому что им самим невыгодно получать деньги в электронном виде. Как результат – перед банкоматами во всех уголках страны постоянно выстраиваются очереди желающих обналичить деньги с карт. Каждый снимает сразу всю зарплату или пенсию (или весь установленный лимит), наличных на всех не хватает…

Очередь у банкомата в Ашхабаде, архивное фото

На минувшей неделе «страсти по банкоматам» сосредоточились в Балканабаде. В субботу в очереди у филиала банка «Туркменистан» в 209-м квартале произошла поножовщина, банкоматы отключили. В понедельник 7 сентября у банкоматов вновь скопилась очередь примерно из 800 человек – но деньги в устройства не загружали до 16 часов. По словам источников turkmen.news, толпа требовала разговора с директором филиала, но тот сбежал через заднюю дверь. Тогда около 200 человек направились к прокуратуре. Оттуда их отправили в ЦБ, где им пообещали скоро загрузить деньги в банкоматы. Но обещание так и не было выполнено, и толпа разошлась ни с чем.

А уже на следующий день, 8 сентября, банк «Туркменистан» ввел в Балканабаде талонную схему обналичивания денег. Теперь людям приходится отстаивать сразу две очереди: сначала за талонами, а потом непосредственно к банкоматам. Такая схема ранее уже была внедрена в некоторых других банках и регионах. Кроме того, стало известно о постепенном вывозе банкоматов из центра Балканабада на рынки, расположенные у окраин.   

По данным «Хроники Туркменистана», в столице дело сейчас обстоит лучше. Очереди у банкоматов сократились до 20-25 человек. Однако сотрудник одного из ашхабадских банков сказал журналистам, что денег все равно не хватает. В основном банкоматы сейчас загружаются наличными из аптек, а из магазинов и других учреждений выручки поступает куда меньше. При этом руководство банка не анализирует ситуацию, а лишь требует от сотрудников, чтобы наличные в банкоматах всегда были.

В бой, революция: власть поверила в опасность протестов

Стихийные митинги родителей учеников школы №64 или оставшихся без наличных денег жителей Балканабада — редкие, но все же не уникальные события для Туркменистана. Порой люди так возмущаются какими-то конкретными действиями властей, что выходят на улицы. Чиновники иногда организуют разгон таких акций, а иногда даже выполняют требования протестующих (лишь бы те умолкли и информация о беспорядках не обеспокоила высшее начальство).

Но в последние месяцы в оппозиционных чатах все активнее обсуждается возможность организации внутри Туркменистана «настоящих» политических митингов. Тех, где не будут выдвигаться конкретные бытовые претензии, а будет объявлено о недовольстве населения правящим режимом как таковым. До сих пор такие митинги происходили лишь за рубежом, и количество их в последнее время сильно выросло.

Оппозиционеры обсуждают уже даже конкретные даты начала акций в Туркменистане: 14 сентября (в этот день в 2006 году в тюрьме умерла активистка Огулсапар Мурадова) или 25 сентября (когда народный совет Халк Маслахаты будет рассматривать поправки в Конституцию, предположительно направленные на начало транзита власти от президента Гурбангулы Бердымухамедова его сыну Сердару).

На этой неделе стало ясно, что власти серьезно относятся к возникшей опасности. Появилась информация о том, что полицейских из регионов стягивают в Ашхабад и интенсивно обучают разгону митингов. В стране наблюдаются неполадки с интернетом, популярный мессенджер IMO работает с перебоями. По наблюдениям редакции turkmen.news, стало невозможно через сервисы IP-телефонии дозвониться из-за границы до номеров клиентов сотового оператора «Алтын Асыр».

Многих политически активных граждан вызвали на беседу в правоохранительные органы. А в Балканабаде 5 сентября был задержан юрист управления «Небитдагнефть» Министерства нефти и газа Туркменистана Пыгамберды Аллабердыев. По информации правозащитного центра «Мемориал» и представителей оппозиции, его подозревают в поддержке протестного движения. Формально юриста обвинили в хулиганстве и причинении вреда здоровью. По данным правозащитников, на Аллабердыева напал провокатор и инсценировал драку. 


Редакция turkmen.news продолжает следить за событиями в Туркменистане. Мы публикуем только ту информацию, которую удалось достоверно подтвердить, и стараемся представить читателям максимально полную картину жизни в самой закрытой стране мира.

Татьяна Зверинцева

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Дестр

«Мы понимаем, с какими трудностями пришлось столкнуться нашим соотечественникам, оказавшимся в других странах, когда были введены все эти ограничения с пандемией, поэтому стараемся встретить их так, чтобы они сразу поняли, что теперь они на родной земле, дома, и все будет хорошо»
…..
Их так «встретили» фашистские каратели КНБшники — что они 100% сразу поняли — что теперь они абсолютно точно уже на «родной земле» — в фашистском концлагере, поскольку спутать его с чем то иным попросту невозможно в трезвом неукуренном виде — хотя вряд ли поможет тут даже ящик водки и килограмм анаши!!

Яндекс.Метрика