Напишите нам Поддержите нас!

Неделя в Туркменистане: Карантин и экономические сложности не мешают «придворной» поэтессе воспевать президента

14.11.2020

Власти Туркменистана продолжают бороться с «несуществующим» COVID-19. На минувшей неделе turkmen.news стало известно о закрытии крупнейшего базара в Дашогузе, о развозе продуктов по домам в Марыйском велаяте, о длительном отпуске сотрудников международного аэропорта Ашхабада. Карантинные меры не лучшим образом влияют на экономику. Также мы опубликовали историю троих граждан Туркменистана, которые уже два года содержатся в киевском СИЗО без вынесения приговора. Тем временем поэтесса Гозель Шагулыева представила на суд публики очередную оду в честь президента.

Базар в Дашогузе, октябрь 2020

Без базара — до весны?

«Бай-базар» — крупнейший базар в Дашогузском велаяте, на котором зарабатывали на хлеб не только торговцы, но и грузчики, носильщики, подсобные рабочие, таксисты. Теперь все эти люди остались без денег: с 1 ноября «Бай-базар» закрыт в связи с эпидемией COVID-19. Как сообщают источники turkmen.news, некоторые бизнесмены пытаются сохранить свое дело, торгуя на улицах в окрестностях базара или в квартирах жилых домов неподалеку. Но, конечно, в новом нелегальном бизнесе есть рабочие места далеко не для всех людей, которые раньше трудились на базаре.

Некоторые дашогузцы пытаются выехать на заработки в Ашхабад, но с 1 ноября порядок получения разрешения на отъезд с места жительства усложнился. Теперь вопрос о поездке решают не в полицейском участке, а на заседании специальной комиссии.

Читайте также:В Туркменбаши ввели продуктовые карточки. Растет число безработных Тем временем в некоторых селах Каракумского этрапа Марыйского велаята руководство госмагазинов испытывает новую схему распределения продуктов, отпускаемых по фиксированным ценам. Масло, окорочка и сахар, ограниченное количество которых каждая семья имеет право приобрести по госцене, начали развозить по домам. Благодаря этому люди, которые вынуждены полагаться на пайковое продовольствие, не образуют очереди перед магазинами и не подвергаются риску подхватить инфекцию.

Правда, заодно они потеряли возможность хоть как-то повлиять на распределение продуктов. Раньше те, кто особо нуждается, могли встать в очередь с раннего утра и дождаться завоза товара. Теперь просыпаться пораньше нет смысла: продукты развозят по списку, а если на вашу семью товаров в этот раз не хватило, остается дожидаться следующего развоза.

А источники в Ашхабаде сообщили, что все сотрудники международного аэропорта отправлены в отпуска до 1 апреля 2021 года. При этом официально международное авиасообщение приостановлено лишь до конца 2020 года. Можно сделать вывод, что в реальности власти не ожидают открытия границ как минимум до середины весны. А значит, и другие карантинные меры тоже продолжат действовать еще не один месяц.

Официально власти по-прежнему не признают проникновения COVID-19 в страну. Все принимаемые меры позиционируются как профилактические. Однако в независимые СМИ регулярно попадает информация о гражданах Туркменистана, заболевающих коронавирусной инфекцией и умирающих от нее.

Экономика должна быть экономной

Сейчас власти всех стран мира пытаются балансировать между сдерживанием распространения COVID-19 и экономическим крахом. В Туркменистане, где уже много лет наблюдается экономический кризис, это особенно сложно. При этом власти не признают наличие не только инфекции, но и кризиса. По официальной версии, в стране царит «эпоха могущества и счастья» (а в очередях за пайковыми окорочками люди давятся просто так, для развлечения).

Читайте также:В Туркменистане закрывается отделение Национального банка Пакистана. Оно было создано в 90-е для продвижения проекта ТАПИ На минувшей неделе turkmen.news стало известно, что Национальный банк Пакистана планирует ликвидировать свое отделение в Туркменистане. Когда-то это отделение было открыто для поддержки проекта трубопровода ТАПИ, на который возлагаются большие надежды в плане возрождения туркменской экономики. Закрытие банка может свидетельствовать, что пакистанская сторона поставила крест на этом долгострое. Да и вне контекста ТАПИ это важное событие: граждане Туркменистана имеют доступ, мягко говоря, не ко многим иностранным банкам.

Зато на этой неделе было объявлено, что на помощь из-за рубежа может рассчитывать туркменский малый и средний бизнес. Исламская корпорация по развитию частного сектора выделила на его поддержку в период эпидемии COVID-19 10 миллионов долларов. Остается надеяться, что до бизнесменов дойдет хотя бы часть этой суммы. Ведь родное правительство ничем не помогло даже тем предпринимателям, которые были вынуждены полностью приостановить работу из-за карантина.

А вот получать доход от предпринимателей государство не чурается. На днях в стране повысили акцизы на алкоголь и табачные изделия. При этом стоимость сигарет в стране и так давно вышла за все разумные рамки, что вынуждает граждан травиться суррогатами.

В целом, граждане выживают, как могут. 9 ноября радио «Азатлык» сообщило, что популярным способом заработка в Лебапском велаяте стала сдача крови. Если в других странах донорство — благородный поступок, то в Туркменистане оно рассматривается как способ заработать несколько манатов на пропитание.

Мигранты в СИЗО, Аркадаг на коне

До пандемии у граждан Туркменистана существовал более эффективный способ обеспечить семью, нежели торговля собственной кровью. Тысячи людей отправлялись в трудовую миграцию. Так поступил и уроженец Лебапского велаята Рустам Ачилов, не нашедший на родине работы, которая позволила бы прокормить пятерых детей. Пару лет у Ачилова все было хорошо: он работал каскадером на съемках кинофильмов в Турции, высылал домой деньги, мечтал вернуться в Туркменистан и построить дом…

Все испортила необдуманная поездка в гости к другу — гражданину Туркменистана Ильясу Эмирову, проживающему в Украине. В ходе бытовой ссоры Рустам и еще двое граждан Туркменистана подрались с Ильясом, а позднее прокатились на его машине. Украинские следователи трактуют это как разбой, нанесение телесных повреждений группой лиц и угон.

Тот факт, что Эмиров давно помирился с обвиняемыми, никого не волнует. Рустам и двое его соотечественников уже два года содержатся в СИЗО Киева, ожидая, когда суд решит — совершали ли они преступление.

На минувшей неделе Рустам подробно рассказал turkmen.news обо всех обстоятельствах своего дела. Он особо отмечает бездействие туркменского посольства. В ходе телефонного разговора посол сказал Ачилову, что он «не судья, не прокурор и не адвокат». Дипломаты даже не попытались проверить, законно ли трое их сограждан оказались за решеткой. При этом в рассказе Рустама изложено немало фактов, требующих такой проверки. Это и вымогательство взятки со стороны полицейских, и кража денег из кошелька задержанного, и отказ предоставить защитника со словами «адвокат тебе не поможет».

Впрочем, работники МИД Туркменистана давно прославились нежеланием помогать гражданам даже в тех сферах, которые не связаны с нарушением закона. Напомним, к слову, что именно в МИД начинал свою карьеру сын президента Гурбангулы Бердымухамедова, Сердар. На минувшей неделе источники turkmen.news сообщили, что предполагаемого преемника Аркадага ожидают очередные карьерные перемены. Не успел он освоиться на посту министра промышленности, как его собрались перевести в Высшую контрольную палату или в только что созданный двухпалатный парламент Милли Генгеш.

Что же касается самого Аркадага, то у него все хорошо. На прошлых выходных он дал старт общенациональному субботнику, явившись на мероприятие на коне в сопровождении примерно десятка всадников-охранников. Это событие вдохновило придворную поэтессу Гозель Шагулыеву, имеющую статус Героя Туркменистана, на написание очередной оды в честь президента. Она восхищается:

Вдыхая свежий воздух поутру, скачешь Ты,

Окруженный всадниками.

Навсегда перед глазами у меня эта прекрасная картина.

Аркадаг, ты пришел, словно Огузхан.

Увы, но образы томящихся за решеткой узников Шагулыеву никогда не вдохновляли.

Татьяна Зверинцева

    Яндекс.Метрика