Неделя в Туркменистане: Профанация карантина, неработающее отопление и возбуждение дела на «туркменскую Тихановскую»

МНЕНИЕ

19

На минувшей неделе turkmen.news стало известно о том, как полицейские, врачи, сотрудники авиалиний и чиновники зарабатывают на ограничительных мерах, введенных в Туркменистане в связи с COVID-19. Тем временем из страны после полуторамесячного перерыва стали выпускать жен и детей иностранцев, а также людей с видом на жительство за рубежом. Кроме того, в Туркменистане начался отопительный сезон, но источники turkmen.news как минимум в двух крупных городах этого не заметили. И наконец, на освобожденную в Турции активистку Дурсолтан Таганову возбудили уголовное дело.

Проверка температуры тела пассажиров междугородних автобусов на въезде в Ашхабад. Архивное фото turkmen.news

Пир во время ковида: взятки, свадьбы и поминки

В Туркменистане с 16 июля ограничено передвижение между регионами. Поезда и междугородние автобусы не ходят, многие автомобильные трассы перекрыты. Единственным способом добраться в другой регион остаются авиарейсы, цены билетов на которые неофициально завышаются до 1500 манатов ($65 по рыночному курсу), то есть в 15-17 раз в сравнении с декларируемой стоимостью.

На этой неделе источники turkmen.news рассказали, что завышенная цена билета — не единственная статья расходов для тех, кому нужно покинуть свое место жительства. Например, для выезда из Болдумсазского этрапа Дашогузского велаята нужно посетить поликлинику и получить справку о состоянии здоровья. Если врачебный осмотр действительно производится, справка обходится в 120 манатов ($5), если нет — то медикам надо отдать еще 50-80 манатов. Затем нужно за 100-150 манатов получить в полиции справку о том, что вам действительно необходимо покинуть регион. Потом вы покупаете тот самый дорогой авиабилет, а напоследок сдаете в санэпидемстанции анализ на COVID-19. Если у вас есть страховка, то тестирование обходится в 50 манатов, если нет — в 100 манатов. А за 150-200 манатов справку об отрицательном результате анализа можно получить без тестирования.

Таким образом, карантинные меры оборачиваются профанацией. Из региона в регион постоянно перемещаются люди, которые перед поездкой успели постоять в очередях в поликлинике, полиции, перед авиакассами и в санэпидемстанции, то есть посетить множество мест скопления народа. Их соседями в салонах самолетов становятся люди, которые в очередях не стояли, но и врачебного осмотра не проходили и тест на COVID-19 не сдавали. Зато множество медиков, полицейских, сотрудников авиакасс и санэпидемстанции получили дополнительный нелегальный доход.

Радио «Азатлык» на этой неделе сообщило, что с 1 ноября в Туркменистане планируют резко ужесточить карантинные меры — в частности, полностью прекратить сообщение между регионами. Пока подтверждения этой информации нет. Лишь приостановку движения поездов и автобусов продлили до 1 января 2021 года. Однако граждане уже сделали свои выводы. По информации «Хроники Туркменистана», они начали активно справлять свадьбы и поминки, опасаясь, что после 1 ноября это будет невозможно. Сейчас семейные торжества тоже запрещены, но за взятку вопрос можно решить.

И да — официально выявленных больных COVID-19 в Туркменистане по-прежнему нет, хотя, благодаря независимым СМИ, проникновение инфекции в страну давно стало секретом полишинеля. 21 октября у Туркменистана неожиданно появился соратник по приписыванию свойств коронавируса некоей «опасной пыли». С предупреждением об этом неизученном природном явлении выступили СМИ Северной Кореи, нелестных сравнений с которой Туркменистан постоянно удостаивается. 

Оценить качество туркменского здравоохранения позволяет закрытый доклад ВОЗ за 2019 год, посвященный борьбе с туберкулезом. В документе, попавшем в распоряжение turkmen.news, констатируется, что медики не используют на полную мощность поставленные в страну современные диагностические аппараты GeneXpert. Кроме того, в 2018 году в Национальной референс-лаборатории в Ашхабаде произошли некие события, в результате которых было уволено большое количество персонала. Лаборанты, нанятые взамен уволенных, не обладают достаточным опытом, а руководит ими микробиолог без управленческих навыков.

Но международные организации не вникают в эти тонкости. До 2024 года ПРООН и Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией обещают подарить Туркменистану новые аппараты GeneXpert, которые поставят в лабораториях даже самых отдаленных этрапов.

Карантинная логистика

Но есть и хорошие новости: на этой неделе стало известно, что из Туркменистана вновь начали выпускать граждан, чьи супруги или дети являются иностранцами, а также тех, кто имеет постоянный вид на жительство за рубежом. В начале эпидемии этим людям порой удавалось проникнуть в самолеты, отправляющиеся за границу, однако никаких законных оснований для этого не было. В конце августа власти решили упорядочить процесс и для начала полностью запретили выезд. А в середине октября правительство утвердило положение о выезде таких людей, и их опять стали выпускать из страны. Правда, рейсов очень мало, попасть на них трудно, а билеты стоят дорого.

Более того: из Туркменистана, наконец, начали выпускать студентов, которые поступили в иностранные вузы, но из-за COVID-19 не смогли прибыть на место учебы к 1 сентября. По крайней мере, на рейс в Россию 25 октября некоторое количество студентов попало.

А те студенты, которые уже находятся за рубежом, сообщили turkmen.news о новом порядке подтверждения факта их учебы. Дело в том, что свободной конвертации валют по государственному курсу в Туркменистане нет, но для родителей студентов по необходимости делается исключение: ведь граждане, которые находится за рубежом по учебным визам, не имеют права работать. Раньше студенты почтовыми отправлениями присылали родителям справки о том, что они действительно учатся в вузах. Но сейчас авиасообщение прекращено, и почта не может доставлять документы.

По информации источников, в связи с этим власти разрешили студентам пересылать копии справок по электронной почте. Но не родителям, а на адреса компании «Туркментелеком» (в каждом регионе создан свой адрес). Родители должны прийти в офис компании и за 5 манатов получить распечатанную справку с печатью «Туркментелекома». С этой справкой уже можно идти в банк и требовать отправки денег по установленным лимитам — $300 в месяц на банковскую карту, $200 через систему Western Union. Не всегда все проходит гладко.

«Банки проводят целое расследование, — рассказывает один из студентов. — Им лишь бы придраться. Они, например, проверяют, не менял ли студент учебное заведение. А еще с нас теперь требуют скриншоты с сайта университета, где есть сумма оплаты учебы и общежития».

Еще одна сложность, связанная с закрытием границ, — продление срока действия загранпаспортов. Туркменские трудовые мигранты и раньше часто становились нелегалами, потому что опасались, что после возвращения в страну и продления паспорта их не выпустят обратно за рубеж. А в условиях карантина просрочка паспортов стала фактически неизбежной. Мигранты понимают, что даже если попадут на вывозной рейс, то обратно на работу точно не вернутся. А их семьи существуют на те средства, которые они присылают из-за границы. Мигранты жалуются, что консульства даже в таких условиях не начали выполнять свою прямую обязанность — продлевать паспорта гражданам, находящимся за границей.

Отопление есть, тепла нет

Отопление в Туркменистане включили 15 октября. Однако источники turkmen.news в Мары и Туркменабаде рассказали, что теплее в квартирах от этого не стало. Коммуникации изношены до предела, обогревать квартиры с помощью системы центрального отопления получается только у жильцов первых этажей, делающих незаконные врезки в подвальные трубы. Остальным приходится пользоваться электрообогревателями.

При этом, платить довольно заметные суммы за отопление граждане Туркменистана начали примерно с 2017 года — за два года до того, как с 1 января 2019 года в стране окончательно отменили беспрецедентные ниязовские льготы на газ, свет и воду. Систему льгот критиковали как раз за то, что коммуникации фактически не ремонтировались. Оптимисты предполагали, что, стоит гражданам начать платить за коммунальные услуги, и ремонт немедленно будет произведен. Практика показывает, что этого не случилось.

А из Ашхабада пришла новость о подготовке очередного сноса: под бульдозеры пустят бараки 1950-х годов у Текинского рынка. Эти дома, которые почти 70 лет назад строились как временное жилье, давно пора было снести. Однако жильцам пока не сообщили, куда и на каких условиях их планируют переселить. Пока они должны собрать вещи и переехать куда угодно – к родственникам или на съемное жилье.

Источник turkmen.news в одной из европейских стран рассказал, что под снос пойдут не все аварийные дома у Текинского рынка. «Я родился в одном из этих домов, — заявил он. — Его обещали снести со времени моего рождения, но он до сих пор стоит. Моя семья уехала за границу, но мы общаемся с бывшими соседями. Те живут в ужасных условиях. Туалет на улице, вода на улице, газ раньше был в баллонах, но потом его запретили. Отопления нет. Крыша течет, в комнатах все покрыто плесенью. Соседи куда только ни ходили, но в программу сноса они не попадают. Хотя рядом снесли многие другие дома, вполне пригодные для проживания».

«Мошенница и предательница»

Человек, рассказавший нам о судьбе своих соседей, живет за рубежом. Почему же мы не можем назвать его имя? Потому что в этом случае те самые соседи, а также родственники нашего собеседника, могут пострадать от произвола туркменских властей.

Так случилось с активисткой Дурсолтан Тагановой, которая 12 октября была освобождена из депортационного лагеря в Турции и получила статус искателя убежища. С помощью 11 правозащитных организаций она избежала высылки на родину, где с ней очень хотели «побеседовать» об участии в протестных акциях и о критике властей в интернете.

Дурсолтан Таганова, фото: «Азатлык»

Казалось бы, счастливый исход… Но на этой неделе стало известно, что оставшиеся в Туркменистане родственники Дурсолтан сполна расплачиваются за ее оппозиционную активность. Их регулярно задерживают, ее брата несколько раз избивали, а тетю вынудили записать видеообращение, в котором она критикует саму Дурсолтан и ее мать.

А 12 октября, в день, когда активистка была освобождена, ее брата вызвали в полицию Туркменабада и сообщили, что на сестру возбуждено уголовное дело о мошенничестве. Также она включена в некую базу как «предатель родины». Более того, 30 октября радио «Азатлык» сообщило, что в Лебапском велаяте проводятся собрания бюджетников, на которых Таганову выставляют смутьянкой, порочат и сравнивают с белорусской оппозиционеркой Светланой Тихановской.

Тем временем американский исследовательский институт Gallup опубликовал рейтинг, в котором признал Туркменистан самой безопасной страной мира. Туркменистан, набравший 97 баллов из 100 возможных, делит первое место с Сингапуром (а на последнем месте находится беспокойный сосед Туркменистана — Афганистан). Как так могло получиться? Исследователи основывали рейтинг на опросе, участников которого просили ответить, доверяют ли они полиции, чувствуют ли себя в безопасности при прогулках в одиночку в ночное время, сталкивалась ли их семья за последний год с кражами, нападениями и грабежами.

«Их разыскивает полиция!», Ашхабад, архивное фото turkmen.news

На примере той же истории Тихановской можно сделать вывод, что методика Gallup плохо работает для государств, где полицейских и сотрудников МНБ боятся больше, чем всех воров и грабителей, вместе взятых.

А МИД Великобритании 23 октября опубликовал на своем сайте правила поведения в туркменских тюрьмах. СМИ заметили этот текст только через три дня. Дипломаты оценивают ситуацию в стране гораздо более трезво, чем Gallup. Они предупреждают, что в Туркменистане «судебные процедуры не всегда соблюдаются», а сколько-нибудь сносное существование в тюрьме можно обеспечить себе только за деньги. При этом авторы инструкции советуют пользоваться деньгами скрытно, чтобы не привлечь внимание сокамерников. Зачем была опубликована эта инструкция — осталось неизвестным. До сих пор не было известно ни об одном британце, отбывающем наказание в Туркменистане.

Татьяна Зверинцева

ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Самые популярные

Книгу Бердымухамедова перевели на узбекский язык. В Туркменистане уже 20 лет как нет узбекоязычных школ

Туркменистан посетил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. В телепередаче «Ватан» продемонстрировали сюжет о переводе одной из книг Бердымухамедова на узбекский язык. Но как живут на территории Туркменистана люди, способные читать на этом языке?

Итоги недели: Президент в парламенте, его сын в России, а другие вице-премьеры — в школах и на базарах

29 марта стало известно, что президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов в нарушение норм Конституции был избран членом Халк Маслахаты — одной из палат нового парламента.

Гибель Сулеймана Турсунбаева: Попытки «задобрить» узбеков и никаких подвижек в расследовании

Через неделю исполнится два месяца со дня смерти 14-летнего туркменского спортсмена Сулеймана Турсунбаева. За это время власти не только не предприняли никаких усилий для поиска и наказания виновных, но и не признали сам факт случившегося.

Метки

Яндекс.Метрика