Напишите нам

«Меня некому хоронить». В Ашхабаде пожилая женщина, возможно, пребывает в рабстве

В июле 2018 года turkmen.news рассказал историю ашхабадской пенсионерки Галины Петровны Мешковой – бывшей учительницы, одиноко проживавшей в Ашхабаде в своей неприватизированной квартире. Пожилая женщина осталась одна после того, как все ее родственники перебрались в Россию, а дочь – Ольга Вериялова, уехала на родину мужа в Афганистан. В одном из телефонных разговоров с матерью в 2013 году Ольга узнала, что та пустила к себе квартирантов – семью с детьми, а в канун Нового 2014 года связь оборвалась. Пытаясь узнать судьбу мамы, дочь связывалась с ее бывшими учениками, которых просила содействия, и люди поначалу соглашались, даже отправлялись по их старому адресу, но сразу после этого резко замолкали и переставали отвечать Ольге на ее сообщения и вообще продолжать с ней общаться.

По тем скудным сведениям, которые дочери удалось собрать, выходило, что их некогда общая квартира №10 на ул. Островского, 10А перешла в собственность бывшему квартиранту Галины Петровны – некоему Мамеду Мамедову. Как это было сделано без приватизации – неизвестно, но после переоформления квартиры бывшую хозяйку увезли в неизвестном направлении — «куда-то в Чоганлы», как сказали знакомые Ольги Верияловой. На этом следы Галины Петровны теряются…

Весь этот год время от времени редакция turkmen.news искала хоть какие-то зацепки, по которым можно было бы что-то узнать о судьбе Г. П. Мешковой, ведь она была не простым человеком, а достаточно известной в Ашхабаде учительницей английского языка, много лет проработавшей в школе-интернате №1. Прекрасное владение английским – она читала и переводила классиков англоязычной литературы, разносторонние знания, в том числе в математике, заставляли обращаться к Галине Петровне за помощью многих молодых ашхабадцев, которых она подтягивала в успеваемости или готовила к вступительным экзаменам в вузы. К сожалению, не удалось найти никого, кто бы мог пролить свет на местонахождение бывшей учительницы или хотя бы ответить на вопрос: жива ли она вообще.

Но вот на днях с нами снова связалась Ольга Вериялова, написавшая: «Я нашла маму! Я в шоке. Я не знаю, что делать. Она в рабстве».

Дочь смогла узнать номер телефона нового владельца маминой квартиры, того самого Мамеда Мамедова. Ольга много и настойчиво звонила, но днем трубку не брали. Повезло однажды вечером, когда на звонок ответил кто-то из детей (по словам знающих Мамедовых людей, детей у них трое). Ольга попросила ребенка позвать Галину Петровну. В трубке прозвучало: «Бабушка, это вас».

— Когда мама услышала мой голос, она очень испугалась и стала шептать в трубку: «Оленька, доченька, ты где? Мне нужно тебе много чего рассказать».

Далее, по словам дочери, тон разговора резко изменился, мама стала ее упрекать. На просьбу Ольги позвонить известной им обеим женщине, мать холодно ответила, что не знает никакой Аси, хотя Ольга произнесла совсем другое имя. Разговор прервался на полуслове. Женщина подумала, что на телефоне закончились деньги, но их оставалось достаточно. Видимо, кто-то просто отобрал у старушки телефон и отключил его.

Несмотря на то, что поговорить удалось всего пару минут, Ольга уверена, что это была именно ее мама. Она жива, и это главное. Женщине удалось через свои источники узнать, что Галина Петровна находится в Чоганлы, там, где построены коттеджи так называемых новых туркмен. Женщина, которой на будущий год исполнится 80 лет, работает гувернанткой для собственных детей Мамедовых и племянников супруги главы семейства Гульнары. От внешнего мира она полностью отрезана, из дома не выходит.

«Понимаете, чтобы считаться рабом, не обязательно таскать кирпичи, есть труд интеллектуальный, который оплачивается тарелкой еды, — говорит Ольга Вериялова. — У мамы великолепное знание английского языка плюс русская: любого заткнет за пояс в сочинениях. А еще познания в математике».

Редакция turkmen.news по своим каналам выяснила личность нового владельца квартиры. Им действительно оказался некий Мамед Хусаинович Мамедов. В распоряжении редакции имеется номер его паспорта с пропиской и телефон, по которому вечером 10 июня мы ему позвонили.

Первым делом М. Мамедов сказал, что у Галины Петровны «все хорошо», она «жива-здорова». На просьбу передать ей трубку он согласился, но разговора с пожилой женщиной не получилось – она как будто ничего не слышала, при этом голос ее звучал как-то странно. На вопрос, как у вас дела (вопрос женщине повторил сам М. Мамедов, он слышал разговор), Галина Петровна стала уточнять, кто ей звонит.

Дальше разговор продолжился с М. Мамедовым. Приводим диалог полностью:

— Как получилось, что в 2014 году Галина Петровна переехала к вам?

— Ну, как получилось… Сначала мы к ней переехали, потом она к нам переехала…

— Вы у нее квартирантами были?

— Мы не были квартирантами. Мы… это самое… А кто вы такой?

— Я журналист и правозащитник, Руслан Мятиев. Редактор информационного сайта turkmen.news [несмотря на то, что редакция представилась с самого начала разговора, наш собеседник почему-то вновь задал этот вопрос].

— А как вы вообще сюда вышли?

— Источники дали ваш номер, так и вышел.

— И что вы хотите?

— Мы хотим понять, как ее [Галины Петровны] неприватизированная квартира была приватизирована, а потом вы стали ее собственником.

— Знаете что, я такие вещи, во-первых, по телефону не обсуждаю. Во-вторых, если вы хотите проведать т. Галу, приезжайте и проведайте ее.

— Она у вас в качестве кого проживает, что она делает?

— Ваше какое дело?

— Мамед Хусаинович, есть подозрение, что она чуть ли на положении раба у вас проживает, понимаете?

— Это все обман, это все ложь. Тётя Гала [обращается к ней], вы как здесь живете, в качестве рабыни?

[На заднем фоне слышен голос пенсионерки: «Я хорошо живу»].

Женщина вновь взяла трубку, но кроме монотонного «Алло-алло», ничего не говорила, хотя мы задавали ей вопросы. Примечательно, что М. Мамедова женщина слышала хорошо и ни разу не переспрашивала.

«Кто вы такой и что вы хотите?» — наконец, спросила женщина.

В ответ на то, что мы звоним от имени и по просьбе ее дочери Ольги, Галина Петровна сказала: «Разговоры по телефону ничего не дают, надо воочию говорить, глаза в глаза. Приезжайте сюда и говорите со мной».

На наш вопрос о ее здоровье женщина сказала: «Я умру скоро. Я уже предсмертная. Меня хоронить некому. Здоровье… Какое может быть здоровье?», — и стала сильно кашлять.

Дальше трубку снова взял М. Мамедов, мол, слышали? На вопрос, что у нее болит, он сказал: «Человеку 80 лет, как вы думаете?».

Разговор закончила супруга М. Мамедова Гульнара. Вырвав у мужа трубку, она стала кричать, мол, приходите и посмотрите, если хотите – заберите [Галину Петровну]. В ответ на вопрос, куда именно надо прийти, который женщина наверняка услышала, она бросила трубку. Все последующие звонки turkmen.news остались без ответа.

Запись 8-минутного разговора мы передали дочери Галины Петровны. Она сказала, что буквально неделю назад, когда удалось поговорить с матерью, та ее прекрасно слышала и отвечала адекватно, хотя тоже сильно кашляла. Ольга Вериялова боится, что ее мать серьезно больна, но никто ее не лечит.

От редакции turkmen.news: Мы не можем утверждать, что пенсионерка Галина Петровна Мешкова находится в семье Мамедовых на положении рабыни. Мы полагаем, что она не свободна в передвижениях, в общении с теми, с кем хотела бы. Мы также уверены, что женщине срочно требуется медицинская помощь, которую ей, кажется, не оказывают. Помимо этого, нам и дочери пожилой женщины показалось, что Галина Петровна явно хочет что-то рассказать, но не может из-за присутствия в комнате ее «хозяев». Ольга Вериялова не может вернуться в Туркменистан, поэтому мы просим МВД Туркменистана считать данный материал официальным заявлением и провести проверку в отношении следующего:

  • На каком положении гражданка Г. П. Мешкова находится в семье Мамеда Хусаиновича Мамедова?
  • Оказывается ли женщине медицинская помощь?
  • Может ли она выходить на улицу, общаться с другими людьми?
  • Получает ли она свою пенсию сама?
  • Каким образом была приватизирована квартира №10 на ул. Островского, 10А и на каком основании ее собственником стал гражданин Мамед Хусаинович Мамедов?
  • Куда делись деньги от продажи квартиры, если она была продана и оформлена по договору о купли-продаже?

Ответы на эти вопросы можно передать напрямую дочери Галины Петровны Ольге по номеру +93 786 085 625. Мы надеемся на своевременную реакцию со стороны соответствующих структур Туркменистана, ведь речь идет о здоровье и, потенциально, о свободе человека.

Яндекс.Метрика