Напишите нам Поддержите нас!

«Они вряд ли увидят свободу»

Новое в деле осужденных верующих из Туркменабада

Атаджан Рейимов
Султан Бебитов

После публикации материалов о преследовании в Туркменабаде членов мусульманской общины и ее лидера Бахрама Сапарова, редакция АНТ получает все новые сведения об этом деле. Напомним, Б.Сапаров и его единомышленники были осуждены на длительные тюремные сроки по обвинениям в заговоре с целью захвата власти и другим тяжким статьям. На самом деле – за их «чрезмерную», по мнению властей, веру и практики, например, празднование свадеб по мусульманским обычаям, где люди разных полов сидят отдельно, а среди угощений отсутствует алкоголь.

Сегодня, побеседовав с рядом лиц, знакомых с этим делом, мы пытаемся приблизиться к истине. Выводы читателям делать самим.

Предыстория

Начиная примерно с 2008 года, членов неформальной мусульманской общины в Туркменабаде, собиравшихся в своем кругу и изучавших исламские каноны, начали по одному вызывать на беседы в местное управление министерства национальной безопасности (МНБ). Там выясняли, зачем они собираются, что изучают, какую используют при этом литературу и кто ее им поставляет. Как сообщала неправительственная организация «Форум 18», на допросах к молодым людям применяли физическую силу.

На мусульман регулярно оказывали давление также и при помощи внештатных провокаторов МНБ из числа местных наркопотребителей и людей с уголовным прошлым. На ребят нападали и били, когда те выходили из мечети, устраивали различные провокации против них даже непосредственно около их домов в микрорайонах Учпункт и Центральном. Нередко отдельных членов мусульманской общины насильно усаживали в машину и увозили в неизвестном направлении. Как правило, последние были избиты и обобраны, более того, их сажали на «счётчик», то есть облагали последующей данью.

Подчеркнем, эти нападения происходили регулярно и по указке МНБ. Цель у органов национальной безопасности была одна – разрушить общину мусульман и пресечь встречи верующих в частном порядке. Кто-то из ребят действительно не выдерживал подобного давления и прекращал посещать встречи, на других давили родители, а третьи уезжали из страны на время или навсегда.

Драка

Зимой и весной 2013 года кампания по преследованию молодых ребят вышла на финишную прямую после очередной провокации, устроенной структурами МНБ.

За несколько месяцев до начала массовых арестов некоторые члены сообщества участвовали в очередной драке с группировкой местного криминального авторитета по кличке Гоша. На самом деле, Гошу зовут Атаджан Чарыев – человек без постоянной работы, не раз привлекавшийся к уголовной ответственности за различные преступления. Богатый криминальный опыт имеют также его отец и братья: Розик и Султан. Гоша как раз и был одним из тех, кто на протяжении длительного времени по указке кураторов из МНБ не оставлял в покое местных мусульман. Он был инструментом в руках спецслужб, его не раз использовали для травли отдельных неугодных властям лиц, в том числе и верующих молодых людей, а взамен полиция и МНБ закрывали глаза на его деяния.

В драке между бандой Гоши и членами мусульманской общины уголовники избили младшего брата Атаджана Рейимова – мастера спорта по боксу и одного из главных фигурантов всего дела, а также других его товарищей. Узнав об этом, ребята подтянули свои силы: большинство из них занимались в секциях различными видами единоборств, — и в ответ избили людей Гоши. Потом, уже на суде, спецслужбы предоставили кадры видеосъемки, на которых видно, как «банда» мусульман якобы без причин избивает жителей Туркменабада, занимается хулиганством и рэкетом.

После драки начались массовые аресты. 9 марта 2013 года арестовали лидера общины Бахрама Сапарова и всех его единомышленников.

Телефонные звонки

Однако этой провокации предшествовали два телефонных звонка, сыгравших в итоге ключевую роль. Некий Иса – житель микрорайона Учпункт г. Туркменабада, позвонил с незнакомого номера своей матери. Сказал, что с ним все в порядке, но мать заподозрила неладное. Прихватив с собой телефон, женщина отправилась в областное управление МНБ. Там выяснилось, что сын звонил из Сирии. Забегая вперед, скажем, что Иса впоследствии погиб там же, в Сирии.

Второй звонок был совершен туркменабадцем Арсланом Карымшаковым (1987 г.р.) одному из членов мусульманской общины. Арслан, как сообщается, был одним из тех, кто уехал из страны, не выдержав произвола и давления со стороны спецслужб. Он звонил из Турции, интересовался, как живут ребята, продолжают ли встречаться. Звонок, видимо, был перехвачен МНБ. В конце беседы А.Карымшаков сказал своему собеседнику, что, мол, если называетесь мусульманами, то езжайте в Сирию и там покажите, какие вы верующие. Суть этого разговора была передана Бахраму Сапарову, на что тот ответил: если ему нужно, пусть сам туда едет, у нас другая вера.

Известно, что А.Карымшаков за время нахождения в Турции сам не раз бывал в Сирии и, возможно, участвовал там в боевых действиях. Когда он в очередной раз попытался нелегально пересечь турецко-сирийскую границу, то был задержан турецкими силами безопасности и депортирован в Туркменистан. Впоследствии на родине его осудили по разным статьям, в том числе и за якобы торговлю наркотиками, и приговорили к длительному сроку заключения. О его дальнейшей судьбе ничего не известно.

Таким образом, драка, организованная МНБ, легла в основу всего уголовного дела против ребят-мусульман.

Напомним, формально их всех взяли за хулиганство, но основная цель была — ликвидировать их общину и выявить людей с радикальными или экстремистскими взглядами. Среди осужденных в рамках этого дела были и такие фигуранты, как, например, Султан Бебитов (1990 г.р.), житель центрального микрорайона Туркменабада. По словам источников, С. Бебитов сильно изменился, отслужив в воздушно-десантном батальоне: вернувшись из армии, увлекся Исламом, в соцсетях стал делиться сомнительными материалами религиозного характера.

В какой-то момент он примкнул к общине Бахрама Сапарова.

«Но его никто толком и не знал, — говорит источник АНТ. – Да, приходил [на встречи], но Бахрам не требовал ни от кого «уч арка» [информация о себе и родственниках в третьем поколении, которая в Туркменистане требуется везде, начиная от детсада и заканчивая трудоустройством – прим. АНТ], поэтому ставить знак равенства между его взглядами и взглядами всей коммуны нельзя».

Источник добавляет, что некоторые молодые, так называемые, мусульмане не имели ни малейшего представления об Исламе. Поприсутствовав пару раз на встречах Бахрама, на которых тот рассказывал о поведении в быту и в разных жизненных ситуациях, они начинали строить из себя «истинных мусульман», хвастались перед одноклассниками своей особой принадлежностью к «мусульманской» касте и ставили в упрек учителям то, что те, дескать, иной веры. Но при этом в поведении многих юношей отмечалось и немало положительного: они бросали курить, употреблять спиртное и драться со сверстниками. Бахрам учил их быть сдержанными и снисходительными к окружающим, уважать родителей, вести здоровый образ жизни и избегать внебрачных половых связей.

Остальных членов общины этот и другие источники АНТ характеризуют как вполне законопослушных людей, которые имели работу, семьи, занимались спортом и помогали друг другу в сложных ситуациях. Сам Б. Сапаров, например, работал в службе снабжения ГСМ туркменабадского аэропорта. Никаких нареканий к нему со стороны руководства не было. Другой осужденный представитель общины, Азамат Курбанов, занимались с семьей коммерцией на оптовом рынке – продавали сладости. Осужденный Хасан Юсупов работал парикмахером на небольшом базаре в центральном микрорайоне… При этом никто из них свою веру на показ не выставлял и никого никуда не вербовал.

Пытки и смерть

Десятки ребят, осужденных по тяжким статьям УК, в том числе и за якобы призывы к насильственному изменению конституционного строя, а на самом деле за их религиозные практики, вряд ли когда-нибудь увидят свободу, говорят источники. Спецслужбы избавляются от них по одному: с лета 2016 года известно, как минимум, о двух случаях смерти в тюрьме AH-T/2 («Овадан-Депе») – тела Лукмана Яйланова из Гарабекевюльского этрапа и Наркулы Балтаева из бывшего колхоза Искра выдали родственникам и взяли с них расписку о неразглашении тайны увиденного ими. А скрывать, видимо, было что. Так, тело Н.Балтаева, при жизни весьма крупного мужчины, весило не больше 25 килограммов. Сообщается, что оба заключенных регулярно подвергались пыткам.

«Когда пытали Лукмана Яйланова, его крики и стоны были слышны на верхних этажах тюрьмы», — говорит источник, отсидевший с ним часть своего срока.

Что касается остальных осужденных по этому делу, в частности, самого Бахрама Сапарова, то, как стало известно из официального ответа властей Туркменистана Комитету ООН против пыток, его периодически повторно судят и добавляют срок в связи с «вновь открывшимися обстоятельствами» – новыми показаниями против него.

Судьба не обошла и тех, кто «шил» данное уголовное дело против членов мусульманской общины, кто избивал их, применял электроток и пытался насиловать, чтобы получить от них признательные показания. Самый первый следователь МВД Агаджан Мурадов из Саятского района погиб летом 2016 года, когда сопровождал автомобиль наркослужбы с афганской границы. Водитель не справился с управлением и выпрыгнул на ходу, а машина вылетела в Амударью. А.Мурадов, находясь в нетрезвом состоянии, не смог выбраться и утонул… Кто-то из 6-ого отдела, а именно они по указке МНБ участвовали в захвате ребят, повесился прямо в собственном кабинете, кто-то спился и потерял работу.

Источники сообщают, что некоторые подследственные, особенно семнадцатилетние пацаны, едва окончившие школу, не выдержав пыток и издевательств в подвалах СИЗО, не раз пытались покончить жизнь самоубийством, вскрывая вены и разбивая голову о стену.

При этом надзиратели и следователи смеялись и говорили: «Ну что? Аллах Акбар? Где же твой Аллах сейчас?»

Сотрудники МНБ на допросах предлагали некоторым сделку: скажи, что Бахрам призывал вас ехать на джихад в Сирию, и тогда мы вас отпустим. Пережили пытки абсолютно все участники этого дела, но особенно досталось Айбеку Атаджанову, которому на тот момент было всего 17 лет, а также его двоюродному брату Адылбеку Атаджанову – также одному из главных фигурантов.

Пытке неизвестностью о судьбе своих детей подвергаются родители, особенно те из них, у которых забрали не одного человека, а сразу сына и племянника, как в случае с семей Атаджановых. Родственники не знают об их судьбе ровным счетом ничего: ни за что и на сколько лет осудили их детей (все суды проходили в закрытом режиме, адвокатов у них не было), ни то, живы они или нет, а если да, то где содержатся. Кроме прочего, родственников до сих пор время от времени вызывают «на беседы» в органы, а когда они приезжают в ту или иную колонию, им говорят, что детей их здесь нет, что забрали куда-то в другое место. Бывает, что называют конкретное исправительное учреждение, но позже выясняется, что обманули. О свиданиях или о передачах речь вовсе не идет.

Трудно сказать, сколько человек в общей сложности осудили в рамках этого дела, однако известно, что ребят брали несколькими группами, по 15-20 человек в каждой. Брали и тех, кто был просто знаком с главными фигурантами – Арсланом Карымшаковым, Бахрамом Сапаровым, Адылбеком Атаджановым и Атаджаном Рейимовым. Некоторых из них после допросов отпустили, но большинство так и исчезли после суда, о котором не знали даже их родственники. Одними из таких молодых людей были братья Хамра и Джумабай из дачного поселка близ туркменабадского аэропорта. После того, как их забрали, никто о них больше не слышал. Их мать вскоре скончалась от тоски и неизвестности.

Под пресс спецслужб Туркменистана попали члены семей тех парней, кто на момент арестов оказался за пределами Туркменистана или вовремя смог оттуда выбраться. Их родители, братья и сестры являются невыездными. Более того, туркменские правоохранители открыто берут в заложники детей беглецов и ставят при этом свои условия. Так случилось, например, с Наркулы Хамраевым. Его супруга и младшая дочь были с ним в Турции, пока не узнали, что органы забрали их старшую дочь и пообещали отпустить лишь в случае, если вернутся жена и второй ребенок. В итоге дочь отпустили, но сделали заложницей сестру Н. Хамраева, Гозель, судьба которой до сих пор неизвестна.

По информации источников АНТ в Турции, сегодня отдельные члены банды Гоши (Атаджана Чарыева) продолжают свои криминальные похождения, но уже в Стамбуле, обманывая и грабя своих же соотечественников – трудовых мигрантов из Лебапского и Дашогузского велаятов, вымогая у них деньги и продавая туркменок в сексуальное рабство.



Редакция АНТ будет и дальше продолжать разбираться в этом деле. На данный момент всего у нас имеются личные данные 21 осужденного, но их в рамках дела было гораздо больше. Мы просим своих читателей, знакомых с ситуацией, или родственников осужденных ребят, связаться с нами. Нам нужны дополнительные факты, фотографии фигурантов дела и документальные доказательства (материалы следствия или приговор суда). Молодые люди, ваши дети и братья, не должны сидеть в тюрьме за то, чего они, возможно, не совершали.

Мы также призываем официальные власти обнародовать материалы этого дела, чтобы родственники осужденных знали, за что сидят их родные.

Неполный список осужденных мусульман:

  1. Мекан Нурмамедович Джомартов
  2. Лукман Яйланов (скончался в тюрьме вместе с Наркулы Балтаевым, его в списке нет)
  3. Агамамед Меретгулыевич Гаипов
  4. Юсуп Атаджанович Акыев
  5. Бахрам Джуманазарович Сапаров
  6. Азамат Чарыевич Курбанов
  7. Тахир Шарипович Давлетов
  8. Бабаджан Довлетдурдыевич Кадыров
  9. Мейлис Мухамедович Меджидов
  10. Аллаберды Маратович Курбанов
  11. Умаркулы Довранкулиевич Джумашов
  12. Хасан Сабурбаевич Юсупов
  13. Мансур Ишанмурадович Исламов
  14. Гуванч Мурадович Гурбанов
  15. Довлетмурад Какышевич Ахипов
  16. Нуритдин Камилович Джураев
  17. Атаджан Имитданович Рейимов
  18. Ахмет Эргешевич Мирзаев
  19. Султан Ахмедович Бебитов
  20. Адылбек Эркинович Атаджанов
Яндекс.Метрика