Напишите нам Поддержите нас!

Туркменистан отчитался о причинах смерти двух заключенных мусульман и рассказал о хороших условиях в Овадан-Депе

Власти Туркменистана представили ООН объяснения по делу двух членов неформальной мусульманской общины, умерших в заключении, а также об условиях в колонии Овадан-Депе, известной как место пыток осужденных. Пояснения содержатся в третьем периодическом докладе Туркменистана в Комитет ООН по правам человека, который был представлен в 2020 году.

Туркменистан ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах в 1996 году, но первый доклад, предусмотренный этим пактом, представил лишь в 2009 году, а второй — в 2015 году. Ко второму докладу Комитет ООН сделал замечания, и третий доклад практически полностью состоит из ответов на них.

В докладе говорится, что упомянутый в замечаниях Наркулы Балтаев 1980 года рождения, проживавший в Туркменабаде, 3 июня 2015 года был приговорен судом Ахалского велаята к 18 годам и 9 месяцам лишения свободы. За какое преступление он был осужден, не уточняется. Балтаев отбывал наказание в учреждении AH-T/2 в Ахалском велаяте (Овадан-Депе). Утверждается, что ему «предоставлялось достаточное питание и чистая вода» и «не применялись пытки либо другие виды жестокого обращения». В марте 2016 года осужденный умер, по версии властей, от хронического заболевания.

Также в докладе сказано, что уроженец села Бургут Лебапского велаята Лукман Яйланов 1980 года рождения 22 мая 2013 года был приговорен судом Лебапского велаята к 15 годам лишения свободы. В каком преступлении его признали виновным, также не говорится. Яйланов отбывал наказание в филиале учреждения MR-K/16 в городе Теджен. 11 октября 2016 года осужденный скончался якобы в связи с хронической болезнью.

Касательно учреждений LB-K/11 в городе Сейди и AH-T/2 в Овадан-Депе, которые были упомянуты в замечаниях ООН, в докладе утверждается, что заключенные там «обеспечиваются индивидуальными средствами гигиены, питанием, постельными принадлежностями, лекарственными средствами и другими предметами первой необходимости, согласно распорядку дня, в количестве и качестве, необходимых для поддержания здоровья и сил».

В докладе подчеркивается, что «в системе МВД Туркменистана систематически проводится работа по повышению подготовки сотрудников по вопросам недопущения ни при каких обстоятельствах пыток». Также отмечается, что «осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала, направленное на укрепление в них чувства собственного достоинства и осознания своей ответственности».

О судьбах Наркулы Балтаева и Лукмана Яйланова turkmen.news впервые написал 10 января 2017 года. Они были осуждены за связь с мусульманской общиной Бахрама Сапарова. Членов общины, изучавших в своем кругу исламские каноны, с 2008 года регулярно вызывали на беседы в органы нацбезопасности. Также против них организовывались провокации силами наркозависимых и ранее судимых граждан, вынужденных выполнять поручения спецслужб.

В 2013 году самого Сапарова и многих других членов общины арестовали, задержания продолжались еще несколько лет. Лишь в 2016 году, после того, как о преследовании мусульман сообщили turkmen.news и норвежская правозащитная организация Forum.18, власти Туркменистана объяснили Комитету ООН по правам человека причины осуждения Сапарова. Утверждалось, что он приговорен к 15 годам за заговор с целью захвата власти, призывы к свержению конституционного строя, возбуждение социальной, национальной либо религиозной вражды, создание преступного сообщества, попытку хищения оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

По данным источников turkmen.news, формальным поводом к арестам в 2013 году стала драка между последователями Сапарова и сторонниками местного криминального авторитета Атаджана Чарыева по кличке Гоша, который организовывал провокации по приказу спецслужб. Яйланов и Балтаев — не единственные погибшие в заключении сторонники Сапарова, сообщалось и о других смертях. Тело Балтаева, когда его выдали родным, весило 25 килограммов, хотя при жизни он был крупным мужчиной. А заключенный, отбывавший часть срока одновременно с Яйлановым, рассказывал, что когда того пытали, крики были слышны даже на верхних этажах тюрьмы.

Отметим, что если бы Яйланов и Балтаев страдали тяжелыми хроническими заболеваниями, грозившими смертью в возрасте 36 лет, об этом с высокой вероятностью стало бы известно правозащитникам. Близкие говорили бы, что из-за болезней заключение опасно для них. Но подобная информация не распространялась, источники описывали осужденных как здоровых молодых мужчин. При этом с родных при выдаче тел взяли расписки о неразглашении.

Яндекс.Метрика