Напишите нам Поддержите нас!

Туркменистану подарят новые аппараты для диагностики туберкулеза в дополнение к неиспользуемым

Программа развития ООН и Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией планируют до 2024 года обеспечить даже самые отдаленные этрапы Туркменистана аппаратурой для проведения тестирования на туберкулез по современной методике Xpert MTB/RIF (на анализаторах GeneXpert). Об этом сообщается на официальной Instagram-странице ПРООН в Туркменистане. Однако в распоряжение turkmen.news попал доклад туркменского отделения ВОЗ за 2019 год, из которого следует, что даже уже поставленные в страну аппараты GeneXpert используются не на полную мощность.

Инфекционка в Чоганлы

Полностью автоматизированный тест Xpert MTB/RIF был одобрен ВОЗ в 2010 году. Его называют первым революционным открытием в сфере диагностики туберкулеза с тех пор, как более ста лет назад исследователи научились находить возбудителей этого заболевания в мазках мокроты. Обычный анализ мокроты обладает низкой чувствительностью в случае с ВИЧ-положительными пациентами, а бакпосев занимает от трех до шести недель. Тест Xpert MTB/RIF лишен этих недостатков. Он может с высокой точностью выявить туберкулез, в том числе лекарственно устойчивый, всего за два часа. Это позволяет охватывать исследованиями большее количество людей и начинать лечение на ранних стадиях.

В Туркменистан аппараты GeneXpert были поставлены в 2013 году. При поддержке ПРООН на грантовые средства Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией новыми диагностическими приборами оснастили Национальную референс-лабораторию в инфекционной больнице ашхабадского района Чоганлы и все пять велаятских лабораторий.

Однако в закрытом докладе, который в 2019 году подготовил для ВОЗ доктор Владимир Антоненко, говорилось о сложностях с внедрением новых технологий. «Большинство лабораторий не используют аппараты GeneXpert на полную мощность», — отмечал автор доклада. Он рекомендовал властям Туркменистана расширять диагностику методом Xpert MTB/RIF, в частности, за счет совершенствования механизмов доставки биоматериала в лаборатории, где есть аппараты.

В докладе отмечается, что с 2016 года количество проведенных тестов Xpert MTB/RIF все же увеличилось примерно в 2,5 раза. В 2016 году были проведены 4198 тестов, а в 2018 — 10 482 (в том числе 2071 тест оказался положительным). При этом решающую роль в диагностике туберкулеза в Туркменистане по-прежнему играет микроскопия мазков. Их в 2018 году было проверено почти 140 тысяч (примерно 60% — для диагностики, 40% — в рамках наблюдения за больными туберкулезом).

Из тех мазков, что были взяты для диагностики, положительными оказались около 3%. Ситуация в разных регионах сильно отличается: в Ашхабаде доля положительных мазков составляла 0,8%, а в Дашогузе — 9,5%.

Статистика, приведенная в докладе, обладает одним существенным недостатком. Автор предупреждает, что опирается на информацию всех диагностических лабораторий, кроме специализированной лаборатории Департамента исполнения наказаний. Эта структура не отчитывается ни перед Национальной референс-лабораторией, ни перед ВОЗ. Между тем, туберкулез считается «тюремным» заболеванием. Именно ситуация с этой инфекцией в местах лишения свободы представляет особый интерес. Кстати, аппарат GeneXpert в лаборатории ГСИН есть. Но как он применяется и применяется ли вообще — остается неизвестным.

В докладе говорится также о неких кадровых сложностях, которые наблюдались в Национальной референс-лаборатории в середине 2018 года. Антоненко пишет, что в ведомстве «произошла резкая убыль лабораторного персонала». О причинах случившегося он не сообщает, однако отмечает, что с весны 2018 года НРЛ возглавляет Огульшекер Моммыева, которую он характеризует как «опытного, преданного своему делу микробиолога», но отмечает, что ее управленческие навыки оставляют желать лучшего. В докладе сообщается, что после кадровой чистки штат НРЛ даже увеличился, но в основном новые сотрудники не имеют необходимого опыта.  

Обеспечение аппаратами GeneXpert — не единственный вид международной помощи, которую получает Туркменистан. В январе 2020 года ПРООН объявила, что Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией выделил этой стране более пяти миллионов долларов для борьбы с туберкулезом. Эта сумма будет расходоваться в 2021-2024 годах. А с начала сотрудничества в 2010 году Туркменистан получил от фонда финансовую помощь на сумму более 25,5 миллионов долларов.

Возникает вопрос, почему власти Туркменистана тратят гораздо большие суммы на проекты, которые не выглядят столь же необходимыми, как борьба с туберкулезом. Так, в 2018 году в Ашхабаде было начато строительство двух гостиниц, общая стоимость которых, по неофициальным данным, составит около 500 миллионов долларов. Источники радио «Азатлык» сообщали, что отели предназначены для приема гостей некоей международной конференции, которая должна пройти в Ашхабаде в 2021 году. Иными словами, проект можно назвать одноразовым: вряд ли после конференции (которая к тому же может не состояться из-за эпидемии COVID-19) отелями будут активно пользоваться туристы, которых в Туркменистан приезжает очень мало.

А 28 октября 2020 года Гурбангулы Бердымухамедов лично поучаствовал в церемонии открытия автомобильного туннеля, монумента «Mahabat» и отеля «Diwan» в центре Ашхабада. И таких примеров очень много: государственные СМИ постоянно сообщают о новых претенциозных стройках. В Ахалском велаяте сейчас вообще с нуля возводится целый новый областной центр.

Целесообразно ли тратить огромные деньги на то, чтобы поразить читателей государственных СМИ и редких иностранных гостей показным «богатством», но при этом опираться на международную помощь в самых базовых вопросах, таких как профилактика опасных инфекций? Вероятно, власти Туркменистана отвечают на этот вопрос положительно. А борьба с инфекциями даже после получения международной помощи сводится на нет руководителями без должных управленческих навыков.

Яндекс.Метрика