Напишите нам

Побег из «рая». Почему туркменистанцы уезжают в поисках лучшей доли

В Туркменистане увеличивается число людей, желающих перебраться на постоянное место жительства за границу. Массовые сокращения на работенеразбериха в экономике, все новые абсурдные запреты и правила заставляют паковать чемоданы не только представителей нетитульной нации, но и этнических туркмен. Последние покидают насиженные места, как сами говорят, «до лучших времен», с надеждой вернуться в другой Туркменистан. Основное направление – Россия, но география стран включает в себя и Турцию, и Кипр. На последнем переселенцы из Туркменистана обосновались уже целыми семьями, родители работают, а дети посещают местные школы. Корреспондент АНТ Азат Хатамов пообщался с людьми, планирующими выехать из страны и уже переехавшими на новую родину.


Ашхабад, 8 утра. Перед представительством МВД России в Туркменистане, недалеко от первого парка, уже образовалась очередь из примерно трех десятков человек. Говорят, что ближе к открытию [в 09:30], людей здесь будет в три раза больше. Это ведомство занимается приемом справок и ходатайств для оформления статуса переселенца. В послеобеденные часы граждане, сдавшие документы несколько месяцев назад, получают готовые бумаги. В очереди стоят, в основном, люди славянской внешности, но есть и туркмены. Они не особо желают рассказывать о себе и причинах отъезда: «Ай, да, готовим документы», «Ай, посмотрим».

«Возьмите дерево, которое годами росло в одной земле, корнями вцепившееся в эти пески, и пересадите его в другую почву, как думаете, легко приживется? Конечно, сложно нам, конечно, переживаем, что оставляем здесь могилы родных, думаем, примемся ли мы на новом месте, примет ли нас новое окружение», — говорит жительница столицы, представившаяся Тамарой.

По ее словам, мысли о переезде были всегда: и в первую волну массовых отъездов, когда страна только стала независимой, и на рубеже нового тысячелетия, когда Туркменистан ввел визовый режим со странами СНГ. К этому времени все делопроизводство перевели на туркменский язык, а в 2002 году власти ввели девятилетнее среднее образование в русских школах (в туркменских оно к тому времени существовало уже несколько лет).

«Да, времена были непростые, [1990-е] годы были голодные, но и муж мой, и я имели хорошую работу, уважение среди коллег. Жили небогато, но на самое необходимое всегда хватало. Раз в два года накапливали деньги на поездку к родственникам в Россию. Было непривычно летать по визе, все-таки жили в одной стране 70 лет, тем более наша семья русская. Это как в отчий дом заходить, попросив сначала разрешение у отца переступить порог. Но потом попривыкли», — говорит Тамара, добавив, что многие ее знакомые покинули Туркменистан именно по этой причине.

В многоэтажном доме, где она живет, с 1994 года обновились почти все соседи. Русских не осталось вообще – все переехали, а туркменские семьи либо перебрались в собственные дома в пригороды Ашхабада, либо также уехали. Их квартиры занимают переселенцы из других велаятов страны, выкупают по низким ценам или арендуют.

Она рассказала, что первые годы президентства Гурбангулы Бердымухамедова о переезде не помышляли, так как это был период выхода на пенсию. Учитывая стаж работы ее самой и супруга, на руки получалось «прилично». К тому же новый человек у руля государства обещал перемены в жизни народа. Но вместо перемен людей ожидали новые разочарования. Гайки стали закручивать все туже и туже, запретов и ограниченийстановилось все больше. Для Тамары и ее мужа каплей, переполнившей их чашу терпения, стало уничтожение поселка Чоганлы, где супруги имели добротный дачный дом, где кусок пустыни превратили в самый настоящий сад, держали кур и кроликов.

«В конце 2014 года нам сказали, что Чоганлы будут сносить, мол, там растет преступность, много нелегалов проживает. Мы сперва не поверили: неужели и вправду снесут то, что люди развивали годами, вкладывали силы в эту землю. А весной следующего года прикатили бульдозеры и пошло-поехало. Не разбираясь, кто живет, на каком основании живет, рабочие стали сносить все дома, один за другим. Мы жаловались, ругались, вставали под экскаваторы. Жильцов отправляли в город, объясняйте, мол, все в хякимлике, а мы, дескать, только исполнители. Люди ехали, а вернувшись в поселок, находили на месте своей дачи руины», — говорит Тамара.

Никому из владельцев ничего не компенсировали. Некоторым предложили земельные участки прямо в пустыне, но чтобы вырастить там что-либо, нужны «десятилетия адского труда». Семья Тамары от предложения отказалась. В мае вернулись в свою квартиру, в бетонные стены, но жить там больше не смогли. На фоне пережитого стресса и у нее, и у ее мужа сильно подорвалось здоровье. После всего этого сын позвал к себе в Краснодарский край. Решение приняли практически сразу, но тут возникла проблема с продажей квартиры.

«Многие ошибочно думают, что цены на недвижимость в Туркменистане упали из-за введенного в 2016 году запрета на валютные операции, но это не совсем так – квартиры как продавались за валюту, так продаются и по сей день. Причина еще в другом, в массовом оттоке населения в последние годы. У людей нет работы, нечем кормить свои семьи, а перспектив к улучшению ситуации не предвидится. Народ подается в бизнес, в строительство, торговлю, но и там душат со всех сторон, не выплачивают обещанные деньги за подряды, не дают оплатить услуги поставщикам, находят надуманные нарушения и обирают людей до нитки. Добавьте к этому все последние запреты и ограничения, на которые даже привыкшие ко всему туркмены крутят у виска. Люди массово уезжают в Турцию, на Кипр и в Россию. Поэтому на рынке недвижимости случился переизбыток, а на фоне обнищания населения цены на квартиры рухнули», — считает Тамара.

Клиента на квартиру семья все же нашла, хотя предложенная сумма оказалась в два раза ниже той, что была тремя годами ранее. Сделка уже оформлена, но новый владелец позволил семье пожить в квартире до самого отъезда. Это, по словам Тамары, произойдет уже скоро.

«На склоне лет будем строить новую жизнь вблизи своих детей и внуков, — заключает она. – Конечно, от бывших сослуживцев, приятелей и соседей, в разные годы покинувших страну, знаем, что смена климата и обстановки сказывается на пожилых людях не лучшим образом. Многие наши ровесники и люди постарше недолго прожили на новом месте, уйдя в мир иной от внезапно навалившихся болезней и тоски. Мы, конечно, с надеждой и оптимизмом смотрим в будущее, расчитываем на поддержку детей. Жить дальше в своем родном Туркменистане при нынешнем режиме нет никакой возможности».

…Между тем, после обеда выяснилось, что выдача готовых разрешений на переезд в Россиювременно приостановлена – у представительства МВД РФ в Ашхабаде закончились бланки. Когда распечатают новые – неизвестно, сказали, что перед приходом лучше звонить. Люди стали расходиться.

P.S. Редакция АНТ попыталась связаться с представительством, чтобы получить какие-нибудь цифры относительно числа людей, подающих на статус переселенца, однако письменные запросы от 12 и 16 февраля остались без ответа. По телефону 16 февраля в ведомстве сослались на недоступность руководства в данный момент ответить на вопросы по причине занятости, возможно, с нами поговорят в течение ближайшего времени.

Азат Хатамов, специально для АНТ

Яндекс.Метрика