В Туркменистане коронавируса нет? Посмотрите, как выросло кладбище Балканабада

Важное, Здравоохранение

7.Сен.2021 | 4 коммент.

173

Власти Туркменистана по-прежнему настаивают на том, что в стране нет коронавируса. Однако если пролистать историю спутниковых снимков кладбища, расположенного между Балканабадом и поселком Джебел, можно сделать вывод, что смертность в Балканском велаяте за последние полтора года сильно возросла.

Кладбище в Балканском велаяте. Снимки за сентябрь 2019 года и март 2020-го отличаются не сильно, но уже в апреле количество новых могил заметно выросло

Участок кладбища, который в сентябре 2019 года не был заполнен могилами и на четверть, к осени 2020 года оказался занят почти наполовину, а к июню 2021-го (последняя доступная дата на текущий момент) места на данной половине участка полностью закончились.

Апрель 2020

В 2020 году журналисты независимых СМИ уже пробовали делать выводы о распространении коронавируса в Туркменистане, основываясь на спутниковых снимках кладбищ. В итоге власти начали требовать, чтобы родственники умерших маскировали могилы, прятали их от спутников. Но, как можно видеть на примере вышеуказанного кладбища, эти меры далеко не всегда срабатывают.

Как сообщают источники turkmen.news, в число умерших от COVID-19 жителей Балканабада попала Гульнара Велиева — невестка бывшего министра Сапармамеда Велиева, который скончался в 2017 году в заключении. Гульнаре было около 40 лет, где она работала — неизвестно. Женщина скончалась от коронавируса летом 2021 года. Точная дата смерти, к сожалению, не называется. У умершей осталось двое взрослых детей, обучающихся за границей.

Сапармамед Велиев начал карьеру при СССР в сфере нефтедобычи. Приход независимости он встретил в должности начальника нефтегазодобывающего управления «Небитдагнефти». Вскоре он стал председателем госконцерна «Туркменнефть» в ранге министра. В 2005 году Велиева уволили «за недостатки в работе» и арестовали. Через пару месяцев он был приговорен к 24 годам лишения свободы, а через 12 лет умер в колонии.

Июнь 2021. Более свежих снимков из космоса пока нет

Первая волна коронавируса в Туркменистане пришлась на лето 2020 года, вторая — на рубеж 2020-2021 годов. Летом 2021 года началась третья волна, которая оказалась серьезнее двух предыдущих. Судя по сообщениям источников, заболевшие сейчас есть едва ли не в каждой семье. Почти у каждого гражданина страны среди знакомых найдется хотя бы один умерший от коронавируса.

Власти в конце лета были вынуждены не только возобновить разнообразные санитарные ограничения, но и расширить число медучреждений, принимающих заболевших. Так, в Ахалском велаяте людей с COVID-19 стали отвозить не только в инфекционную больницу в Чоганлы, но и в новую больницу в Ызганте — родовом селе президента Гурбангулы Бердымухамедова. В ноябре 2020 года глава государства, торжественно открывая это учреждение, подчеркивал, что коронавирус якобы не проник в Туркменистан.

Но если помещения заболевшим власти еще более-менее готовы предоставить, то, собственно, с лечением дело обстоит плохо. И при амбулаторном, и при больничном лечении родственникам пациентов приходится за свой счет покупать все необходимые препараты. И не только необходимые: в списках, которые гражданам выдают туркменские врачи, нередко присутствуют лекарства с недоказанной эффективностью.

Цены в аптеках растут буквально на глазах. Стоимость противовирусного препарата «Фавипиравир» (эффективность не доказана) за несколько дней выросла с 1200 до 4200 манатов. «Гриппферона» (эффективность не доказана) — с 70 до 200 манатов. «Клексана» (средство для предотвращения тромбов, иногда требуется при коронавирусе) — с 212 до 370 манатов.

Власти продолжают настаивать на том, что коронавирус не проник в Туркменистан. А это значит, что проблемы роста цен на лекарства, отсутствия бесплатного лечения, высокой смертности граждан также автоматически можно считать «несуществующими». Точно так же «несуществующей» признали и проблему распространения инфекции среди школьников. Начало учебы было отложили до октября, но, когда эта информация просочилась в зарубежные СМИ, учителям и детям приказали немедленно явиться на уроки.

В настоящее время многие родители обсуждают возможность отказа от возвращения в школу ради безопасности собственной семьи. Но руководство учебных заведений предупреждает их, что пропускать занятия без справки от врача дольше трех-пяти дней можно только в том случае, если детей официально переведут на домашнее обучение. Многие работающие родители не готовы взять на себя такую ответственность.

ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ

4 комментария

  1. Хамида

    Бердымухамедов уперся рогом и твердит, что в его стране нет короновируса. А сам вакцинирует людей от короновируса китайской и россйиской вакциной. Отменяет авиарейсы, движение поездов внутри страны. Из одной точки в другой попасть невозможно. Надо показать, что ты привит от короновируса. Живем в каком-то зазеркалье, в стране обмана!

    Ответить
  2. Аноним

    Факты факты факты. Спасибо Туркмен ньюс! От правды не скроются, гаагский суд за геноцид

    Ответить
  3. Аноним

    Самый настоящий геноцид

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Самые популярные

Гражданке Туркменистана без срочной операции грозит полная слепота

Нашей соотечественнице Солтан Чарыевой, стоявшей в 90-х годах у истоков развития туристической отрасли независимого Туркменистана, срочно нужна помощь неравнодушных граждан, земляков: женщине из-за прогрессирования глаукомы грозит полная слепота. Об этом на свой...

Метки

Яндекс.Метрика