Напишите нам Поддержите нас!

Трое граждан Туркменистана уже два года находятся в СИЗО Киева в ожидании суда. Посольство бездействует

Трое граждан Туркменистана вот уже два года содержатся в СИЗО Киева по подозрению в разбое, нанесении телесных повреждений и угоне автомобиля. Им грозит до 12 лет заключения. Однако суд, мягко говоря, не торопится выносить приговор. Каждые два месяца проводится заседание об избрании меры пресечения, и каждый раз судья Соломенского районного суда оставляет мужчин под стражей. За это время потерпевший — он также является гражданином Туркменистана — уже отказался от всех претензий к своим землякам. Разбираемся, что произошло в Киеве, было ли совершено преступление, почему туркмены до сих пор находятся в заключении и что сделало посольство Туркменистана, чтобы помочь своим гражданам.

Счастливый каскадер

В 2016 году уроженец Лебапского велаята Рустам Ачилов (на фото) уехал в Турцию на заработки, чтобы прокормить свою семью. У Рустама пятеро детей, причем младшего сына, которому сейчас уже четыре года, он вживую не видел никогда. Других родственников у него нет. Кроме него, содержать жену и детей некому.

В Стамбуле Рустам быстро нашел свое призвание. Когда он занимался в местном спортзале, его отличную физическую форму приметили сотрудники киностудии и предложили ему работу каскадера. Фирма, нанявшая его, стабильно платила зарплату и занималась продлением вида ни жительство. Сам Рустам описывает свою жизнь в Турции как «шикарную и яркую». Была у него и мечта: накопить деньги и построить собственный дом в Туркменистане. Он хотел, чтобы дети жили не в квартире, а имели возможность играть у себя во дворе.

Но в ноябре 2018 года Рустаму сказали, что для продления разрешения на работу необходимо выехать из страны и вернуться обратно. Он купил билет в Ереван, однако затем его планы поменялись. Он решил съездить в Украину по приглашению своего давнего знакомого Ильяса Эмирова. Тот настойчиво убеждал Рустама отказаться от поездки в Армению и вместо этого навестить его в Киеве. Рустам сдал билет в Ереван, а Ильяс через знакомого за 300 долларов помог ему решить вопрос с украинской визой. Рустам прилетел в Одессу, а оттуда поездом добрался до Киева.

Ильяс должен был встретить Рустама в шесть часов утра на вокзале, но незадолго до прибытия поезда перестал отвечать на звонки. В итоге гость провел на вокзале полдня, не зная, куда ехать. Потом он вспомнил, что у него в Киеве живет еще один знакомый. Тот приехал на вокзал, они с Рустамом сходили в кафе. Только к вечеру Ильяс приехал за гостем и объяснил, что был занят. Позднее он признался, что всю ночь просидел в баре, в связи с чем наутро ему было не до встречи.

Если друг оказался вдруг…

Ильяс привез Рустама в квартиру, которую снимал вместе с еще одним гражданином Туркменистана, студентом. Рустам погостил в этой квартире два или три дня, а потом захотел посмотреть Киев. У Ильяса не было времени гулять с другом, поэтому Рустам поехал в центр города один. Гуляя, он вспомнил, что его сосед в Турции рассказывал о родственнике, учащемся в одном из киевских вузов. Он позвонил соседу, и оказалось, что его родственник с другом готовы показать Киев гостю. Так к прогулке Рустама присоединились студенты Максат Мухтаркулиев и Арслан Чарыев.

Вечером Рустам начал звонить Ильясу, однако тот не брал трубку. Из-за этого у него возникли сомнения, что он сможет вновь заночевать у приятеля. Максат и Арслан согласились вместе с Рустамом сесть в такси и проводить его до дома Ильяса. Возле подъезда Рустам попросил студентов немного подождать. Максат и Арслан пообещали, что если Рустам в ближайшее время вернется — они помогут ему найти другое место для ночлега.

Ильяс оказался дома. По словам Рустама, между ними возникла перепалка из-за того, что Ильяс не отвечал на звонки и вообще несерьезно относился к гостю, которого сам позвал в Украину. Дошло до того, что Рустам назвал Ильяса мошенником, припомнив ему некоторые дела, в которых тот был замешан в Турции. Вскоре в дверь позвонили. Оказалось, что это Максат и Арслан решили проверить, все ли у Рустама в порядке. Ильяс впустил новых гостей, они познакомились, но ссора продолжалась.

Рустам утверждает, что в какой-то момент он махнул рукой и сказал: «Хватит, не будем ссориться». Но Ильясу показалось, что он хочет его ударить. Из-за этого Ильяс начал душить Рустама. Максат и Арслан оттащили его. При этом Ильяса то ли кто-то ударил по голове, то ли он сам обо что-то ударился. По словам Рустама, он не знает, как Ильяс получил травму: сам он ненадолго потерял сознание от удушения. Когда он пришел в себя, они помирились. Оказалось, что у Ильяса, Максата и Арслана есть общие знакомые. Ильяс и двое студентов обменялись номерами телефонов, они около часа сидели в квартире и разговаривали. Рустам подчеркивает, что мало какие разбойники любезно оставляют жертве свои телефоны.

Потом компания решила поехать в клуб. Но когда они вышли из подъезда, оказалось, что драка не прошла для Ильяса даром. У него разболелась голова, и он попросил Максата сесть за руль. По пути Ильяс почувствовал себя еще хуже и попросил повернуть назад. Ильяс ушел домой, а остальные поехали на его машине в клуб. По словам Рустама, сам он не знает, как было на самом деле, но Максат сказал, что Ильяс разрешил им воспользоваться машиной.

Утром они начали звонить ему, чтобы вернуть автомобиль, но он не отвечал. А потом Рустама, Максата и Арслана задержали. Оказалось, что Ильяс воспринял все произошедшее иначе и подал заявление в полицию. Не зная языка, Рустам подписывал буквально все, что ему предлагали. Ни переводчика, ни адвоката рядом не было. Когда он заикнулся об этом, полицейские сказали, что «адвокат тебе не поможет». Также Рустама возмутило, что следователи под видом помощи Ильясу, плохо знающему русский и украинский языки, фактически диктовали ему показания. Им приходилось даже жестами показывать, что надо сказать, как его били.

Тише едешь — дольше сидишь

А потом выяснилось, что трое граждан Туркменистана стали фигурантами дела по особо тяжким статьям Уголовного кодекса Украины: разбой, нанесение телесных повреждений группой лиц, незаконное завладение транспортным средством…

«Когда меня только задержали, через сутки, мне начальник уголовного розыска, я даже помню его имя, Юра, сказал — дай две тысячи долларов, и пойдешь как свидетель, — вспоминает Рустам. — Я ответил, что ничего не делал и не понимаю, за что должен платить. Ну вот они пошли на принцип и закрыли меня. А при задержании у меня из кошелька 540 долларов забрали. Написали, что в кошельке было 62 гривны. Как будто я приехал в другую страну без копейки в кармане. Ведь прошло всего пять дней с тех пор, как я приехал».

Позднее Рустам и Ильяс помирились, и последний забрал заявление. Но в Украине этот шаг не значит почти ничего. Дело возбуждено по серьезным статьям, закрывать его из-за позиции потерпевшего никто не будет. Тот факт, что Ильяс простил нападавших, может лишь послужить смягчающим обстоятельством. Возможно, фигурантам переквалифицируют обвинение и назначат условный срок. Но спешить с этим украинское правосудие не настроено. Уже два года суд неизменно продлевает трем гражданам Туркменистана срок ареста, а вот рассмотрение дела по существу все не начинается.

С адвокатами Рустаму не везло. Он сменил нескольких защитников. Государственный адвокат фактически помог ему утопить самого себя. Второй адвокат, нанятый за деньги, советовал подсудимому подписывать все, что требуют следователи, даже если в документах говорится неправда. Следующий адвокат взяла вперед 300 долларов, которые Рустам одолжил у знакомых. Она попросила у судьи два месяца на ознакомление с материалами дела и через две недели пропала со связи. Лишь осенью 2019 года Рустам наконец нашел защитницу, которая его устраивает. По его словам, только она всерьез занимается его делом и только ей он может доверять. Эта адвокат не бросает подзащитного даже сейчас, когда у него фактически не осталось денег, чтобы оплачивать ее труд. Turkmen.news удалось пообщаться с защитницей, но она попросила не раскрывать ее имени.

«У нас в Украине нет такого, чтобы на первом заседании оглашался приговор, — заявила адвокат. — У нас слушается дело, и дело может слушаться год, два, три, идет судебное разбирательство. Если бы мы просто так оглашали приговор, то он уже получил бы 12 лет. Я ему сказала — он хочет быстро или качественно? В любой ситуации надо выбирать. Быстро — это пойти в тюрьму на 12 лет, качественно — отделаться условным сроком».

По словам защитницы, с весны 2020 года проведение судебных заседаний осложнилось из-за карантинных мер, предпринимаемых в связи с COVID-19. Не всегда удается в полном составе собрать коллегию судей, необходимую для рассмотрения дела об особо тяжких преступлениях. Адвокат добавила, что вопрос о признании подсудимых невиновными не стоит: ведь это будет означать, что их незаконно продержали за решеткой несколько лет. Поэтому условный срок — максимум, на который можно рассчитывать.

«Чем дольше человек сидит в тюрьме, тем труднее его оттуда вытянуть, — пояснила адвокат. — Тем более по такой квалификации, которую ему дали. Потерпевший же тоже не гражданин Украины, он плохо по-русски говорит. И вот полиция себе показатели натянула, а он им сдуру все подписал… Там же все подписывали, не читая, и подозреваемые, и потерпевший».

До дела никому нет дела

Адвокат обращалась в посольство Туркменистана с просьбой обратить внимание на ситуацию, в которой оказался гражданин страны. Но никакого ответа не получила. Зато сам Рустам говорит, что с третьего или четвертого раза дозвонился до посла. Он звонил, перезванивал, говорил, что гражданин Туркмении сидит в СИЗО, требовал позвать посла, и наконец тому передали трубку.

«Была бы моя вина, я бы сидел и молчал, — говорит Рустам. — Но я объяснил послу: я не угонял машину, никого не бил, не вымогал. В чем я виноват? Однако он ответил, мол, что я могу, я же не судья, не прокурор и не адвокат. Он сказал, что может только позвонить моим родным и сказать, что меня задержали. Я ответил, что сам могу это сделать, и повесил трубку. А узбеку, который тут сидел, его посольство передачи приносило и во всем помогало». 

Адвокат Рустама, в целом, согласна с позицией посла. По ее словам, все, что могут сделать дипломаты, — проконтролировать, чтобы в отношении гражданина соблюдалась правовая процедура. А она вроде бы соблюдается. Однако особого рвения дипломаты не проявляют. Ни на одном судебном заседании они не присутствовали, переводчика не предоставили. Переводчика обвиняемые нанимают за свой счет.

По словам Рустама, через два дня после задержания он написал обращение к президенту Украины и в прокуратуру. Ответа он не получил. Впоследствии Рустам обращался и во многие другие инстанции, но в большинстве случаев на его жалобы никак не реагировали, лишь пара ведомств прислала дежурные отписки.

Отказ от претензий со стороны потерпевшего Ильяса Эмирова, заверенный нотариусом

Возникает вопрос: неужели для того, чтобы рассмотреть по существу дело о небольшой потасовке, участники которой к тому же уже помирились друг с другом, требуется более двух лет? Никто из участников конфликта не скрывается от следствия, не проводится никаких сложных экспертиз, не нанесено крупного ущерба чьему-то здоровью или имуществу. Разве что выяснилось, что якобы угнанная машина вообще не числится на учете в Украине как принадлежащая Ильясу. Официально ее в стране нет.

Конечно, нельзя рассматривать такие дела за пять минут, но неужели для этого не хватило бы трех, четырех, пяти заседаний, которые могли быть проведены в течение месяца? За драку и поездку в клуб на чужой машине обвиняемым вполне могли бы дать те же два года, которые они уже провели в СИЗО. И это можно было бы считать более чем суровым наказанием.

Волокита под маской вдумчивости

Из-за всех этих событий многодетная семья Рустама осталась без его заработка, а студенты Максат и Арслан были отчислены с учебы. При этом речь не о наказании за реальные преступления, а о том, что полицейским хотелось натянуть показатели; иностранцы не разобрались в тонкостях местного законодательства; и наконец — суд не хочет признавать незаконными собственные многочисленные постановления о продлении ареста.

Но ведь совершенство правовой системы меряется не протяженностью судебных разбирательств. В действительно справедливой системе иностранцам на стадии предварительного следствия предоставляют переводчика, вызывают в отделение полиции представителя посольства, тщательно разъясняют обвиняемым и потерпевшему смысл и последствия каждого их действия. И уж конечно, суд не выносит приговоры с подспудной целью оправдать свои собственные действия.

Очередное постановление суда о продлении меры пресечения

Дело Ачилова, Мухтаркулиева и Чарыева — не редкость. По словам Рустама, в СИЗО он познакомился с людьми, которые ждут приговора по пять-шесть лет. А недавно украинские СМИ сообщали о процессе над гражданином Туркменистана Эльдаром Астановым, которому уже третий год не могут вынести приговор по делу об убийстве. По версии следствия, он убил свою возлюбленную — студентку из Болгарии. Сам обвиняемый говорит, что девушка, страдавшая алкогольной и наркотической зависимостью, скончалась на его глазах от неизвестных проблем со здоровьем. Он же испугался и решил спрятать тело, которое в итоге нашли только через 12 дней.

Казалось бы, убийство — более тяжелое обвинение, чем разбой, однако Астанова через год и восемь месяцев после начала судебного процесса выпустили из-под ареста, избрав ему иную меру пресечения. Но все же остается непонятным, почему приговора до сих пор нет. Местные СМИ не сообщают о горячих прениях, жарких речах прокурора и адвоката, о предоставлении хитрых доказательств. Описания судебных заседаний выглядят совсем иначе. Свидетели в суд не приходят, брат погибшей прислал из Болгарии письмо об отсутствии претензий к обвиняемому… Судья просматривает какие-то видеозаписи, переносит заседание на очередную дату, и все это длится годами.

И конечно, особого внимания заслуживает поведение туркменских дипломатов. Их, кажется, вообще не интересуют граждане, у которых возникли проблемы с законом. Посольства Туркменистана в некоторых странах уделяют внимание хотя бы позитивным достижениям соотечественников, которые проживают в «подведомственном» государстве. Но на сайте посольства в Украине нет сообщений даже о таких. Лента новостей дежурно дублирует сообщения Госинформагентства Туркменистана о внутренних туркменских делах…

Яндекс.Метрика