Напишите нам

Кризис на строительном рынке заставляет туркменских специалистов искать возможности в Узбекистане

До начала 2016 года в Лебапском велаяте Туркменистана насчитывалось свыше 500 активных строительных фирм. В принципе, большинство из них существуют и до сих пор, но только на бумаге, в реальности же строительные работы не ведутся.

Кризис для строителей грянул внезапно и уложил на лопатки даже крупные фирмы. Из-за девальвации маната в начале 2015 года и введенных властями ограничений на свободную конвертацию валюты многие фирмы стали терпеть значительные убытки. 

Например, фирма “А” вложила в 2015 году в строительство ипотечного объекта 350 тысяч манатов (на тот момент $100 000). Но вот конвертацию закрыли, манат рухнул, подешевев по отношению к иностранной валюте в 5 раз. Фирма с горем пополам объект достроила и сдала, получив за него по смете 450 тысяч манатов. Но в долларах эта сумма фактически равнялась 25 тысячам. Учитывая то, что большинство стройматериалов (металл, дерево) было импортировано из-за границы за валюту, чистый убыток составил $75 000. И это все по минимуму, ибо в крупные объекты денег вкладывалось гораздо больше.

По словам бывшего строителя из Туркменабада Джоракулы, десятки частных фирм до сих пор не могут получить даже те самые обесцененные манаты за уже выполненную и подтвержденную подрядную работу. Из-за отсутствия денег их владельцы не могут закрыть свои фирмы, так как закрытие означает, что своих денег они не увидят как своих ушей. Вот и получается на практике, что фирма на бумаге, вроде бы, существует, платит в бюджет пенсионные, налоговые и другие отчисления, но ничего уже не строит.

В 2011-2012 годах власти Туркменистана объявили о том, что приоритет в раздаче контрактов на строительство будет предоставлен местным фирмам. Воодушевленные предприниматели создали десятки компаний по всей стране, участвовали в тендерах и получали заказ на возведение жилых домов, детсадов, школ и объектов инфраструктуры. Оплата производилась по факту выполненных работ. Почти в каждом случае финальный транш переводился им государством после сдачи объекта и принятия его в эксплуатацию.

С наступлением на рубеже 2014-2015 годов финансового кризиса выплаты стали начисляться с задержками, а ближе к 2017 году и вовсе прекратились. Наблюдатели считают, что государству просто нечем платить застройщикам.

Куда делась ипотека в Лебапе?

Туркменские СМИ сообщают об ипотечном кредитовании сроком на 30 лет «всего под 1 процент годовых». Так почему бы не взять его? Однако, сразу же всплывают два серьезных «но». Во-первых, ни один банк не даст человеку ипотечный кредит, если у того нет постоянного места работы. В Лебапской же области число безработных или выехавших в другие страны на заработки по причине отсутствия работы дома не поддается подсчету. Во-вторых, в мае 2018 года в Лебапе ипотечный кредит вовсе прекратили предоставлять. Причину никто не объясняет. А когда власти ничего не объясняют, люди сами додумывают и делают выводы, мол, у государства деньги кончились на ипотеку или все идет в Ашхабад.

Как бы там ни было, но построить новый дом или выкупить у строительной организации сданную «под ключ» «элитку» где-нибудь в образцово-показательном селе могут только те, кто, помимо своей основной зарплаты, имеет еще дополнительный «доход» в виде взяток. В Лебапе и в других регионах Туркменистана власти волевым путем заставили государственные и частные стройорганизации возводить эти образцовые села, многие дома в которых до сих пор не заселены из-за высокой цены. И стоят эти красивые с виду, но полупустые по сути новые села, о которых писали газеты и снимало телевидение.

Нехватка строительных материалов

Еще одной немаловажной причиной застоя является отсутствие необходимых строительных материалов, в частности, цемента, кирпичей и арматуры. По ценам черного курса импортные стройматериалы оказываются слишком дороги, люди не могут себе их позволить. А в местном производстве имеются следующие проблемы.

Дефицит кирпичей

Большинство кирпичных заводов в Лебапе и в других регионах страны находятся в частном владении, а значит, в полной зависимости от поставщиков газа. С советских еще времен кирпичные заводы как сезонные производства отключались от системы газоснабжения в период с 15 ноября по 15 февраля. Делается это еще и для того, чтобы в сезон высокого спроса, когда все население обогревается газом, в городах и районах не снижалось давление. 

Однако в этом году газ кирпичным заводам подали еще позже, 15 марта. На обжиг одной закладки кирпича-сырца обычно уходит 12-13 суток. Это значит, что первая партия жженого кирпича на объекты поступила не ранее начала апреля. И никто эту практику до сих пор не может отменить. Даже хякимы – главы местных администраций. Один из них так и сказал обеспокоенным строителям: я не могу решить эту проблему!

Но даже наличие на рынке кирпича по нынешним ценам не многим по карману. Несмотря на то, что жителям Лебапской области, как и в других регионах, были выделены земельные участки под строительство индивидуальных жилых домов, покупателей на жженый кирпич нет. Потому что мало кто позволит себе приобрести 1000 штук этого стройматериала за 160 манатов, ибо на строительство типового дома требуется гораздо больше — до 100 тысяч штук. В Лебапе по 160 манатов продается кирпич местного производства, его мало, а привезенный из Марыйского велаята кирпич стоит в два раза дороже — 320 манатов.

Произведенный цемент уходит за рубеж

Туркменские СМИ сообщали о построенных цементных заводах, о том, что эти предприятия полностью покрывают внутренние потребности в данном стройматериале. Однако на деле все выглядит иначе, говорят строители Лебапа. 

Цемента на внутреннем рынке не хватает, он в дефиците, но практически все, что производится цементными заводами, отгружается зарубежным потребителям за валюту, причем по очень низкой цене. В частности, в Узбекистан — там сейчас как раз строительный бум — уходят вагоны с цементом. Поэтому, если раньше мешок можно было купить за 10 манатов, то сейчас уже за 25, но и по такой цене цемент на рынке еще надо поискать. 

Строители считают, что нужно сначала удовлетворить внутренний спрос, а излишки, если останутся, продавать на экспорт.

Что касается отечественной арматуры, то продаваемая на рынке для строительства не пригодна, она из металлолома, такую арматуру применять опасно. 

Из пригодной местной продукции идут только облицовочные материалы, но сначала нужно построить дом, а без зарубежных стройматериалов это невозможно. Застой строительного рынка коснулся также и торговцев строительных материалов, они жалуются, что торговли практически нет, импортные товары продаются по черному курсу и абсолютно не по карману людям.

Узбекистан привлекает туркменских специалистов

Строительная отрасль Туркменистана в настоящее время находится в стагнации. И этот процесс происходит на фоне заявлений о том, что в 2019 году в строительную отрасль Туркменистана будет инвестировано 22 миллиарда манатов ($1 миллиард 200 миллионов). Именно такая сумма была озвучена на заседании кабинета министров страны 1 февраля. Однако туркменские строители уже не верят ни в такие цифры, ни в грандиозные планы. Туркмены говорят: тот, кто обжегся на молоке, дует и на воду.

Тем не менее, пока одни строители ждут государственных вливаний, другие ищут возможности за рубежом, например, в Узбекистане. После смены власти соседнюю страну охватил самый настоящий строительный бум. Государство анонсировало амбициозные проекты строительства “Ташкент-сити” и “Бухара-сити”, но самое главное — упростило порядок регистрации юридических лиц с зарубежным финансированием. 

“Трое моих бывших коллег на туркменском рынке уже в активном поиске партнеров в Узбекистане, говорят, кто-то уже даже зарегистрировал строительную фирму — говорит Джоракулы. — Посмотрим на их успех, и если все получится, то и я готов засучить рукава и взяться за работу в Узбекистане”.

Огулджан Таирова при участии Селима Хакнепесова

Яндекс.Метрика