Напишите нам Поддержите нас!

Ковидные ограничения могут стоить жизни. Как лечение в Туркменистане превращается в лотерею

Состояние туркменской медицины и до пандемии COVID-19 оставляло желать лучшего, однако сейчас ситуация усугубляется тем, что из-за эпидемии граждане не могут выехать на лечение за рубеж. Для некоторых из них медицинская помощь за пределами Туркменистана является единственным спасением. Теоретически эти люди могут пройти лечение на родине, однако рассказы других пациентов об ошибках туркменских врачей не вдохновляют их на это решение.

Ниязовская больница в Ашхабаде

Недоступная трансплантация

На минувшей неделе турецкие СМИ сообщили о задержании 18 иностранцев, подозреваемых в торговле человеческими органами. Среди них есть граждане Туркменистана, подробности об уголовном деле пока не известны. Однако у такого явления, как пересадка органов, есть и иная сторона — это пациенты, для которых трансплантация является последней надеждой.

В большинстве случаев орган пересаживается от живого донора, то есть речь не идет о преступных синдикатах, убивающих людей ради «разборки на запчасти». Просто по турецкому законодательству донором для иностранца может, за редкими исключениями,  стать только родственник. Но что делать, если подходящего родственника нет? Тут-то некоторым пациентам и приходится искать способы «решить вопрос» с человеком, который за вознаграждение согласен стать донором, но по закону не имеет на это права.

С такой проблемой, по сообщению источников turkmen.news, столкнулся 38-летний туркменский бизнесмен, весной 2020 года возвращавшийся домой после деловой поездки в третью страну. Он должен был совершить пересадку в Стамбуле, но именно тогда зарубежные рейсы были прекращены. А вскоре мужчина почувствовал себя плохо. Оказалось, что он страдает циррозом печени в последней стадии, и ему требуется пересадка этого органа. Больному даже был найден донор, но медики отказали в трансплантации, потому что он не являлся родственником пациента.

Близкие бизнесмена работают в медицинской сфере. Они были готовы подыскать донора среди членов семьи, подготовить все необходимые документы и отправить его в Стамбул. Однако туркменские власти не согласились выпустить потенциального донора из страны в период эпидемии. В итоге 24 сентября бизнесмен вывозным рейсом прилетел в Туркменистан. О его дальнейшей судьбе пока ничего неизвестно. Точно можно сказать лишь одно: в Туркменистане пересадку органов не производят, поэтому, если мужчина хочет выжить, он должен искать способы вновь выехать за рубеж, причем, не один, а со своим донором.

К сожалению, власти Туркменистана не организуют рейсы санавиации для оказания экстренной медицинской помощи своим гражданам, как это делают в других странах. Даже при минимальных шансах попасть за рубеж обстоятельства в последний момент могут измениться, и человек не получит той помощи, в какой он экстренно нуждается.

Читайте также:Турция самолетом вывезла из Туркменистана заболевшую диабетом девочку Так, источники turkmen.news сообщают, что недавно молодой человек, которому также срочно нужна была трансплантация печени, смог добиться разрешения на выезд из Туркменистана и уже договорился об операции с клиникой в Турции. Однако октябрьский рейс в Стамбул, которым он должен был вылетать, отменили. Родственники пациента обивали пороги госучреждений и просили отправить его в Турцию как можно скорее, но им отвечали, что никто не знает, когда будет организован ближайший рейс в Стамбул. В итоге в начале ноября пациент скончался, так и не дождавшись выезда за границу.

В этой связи нельзя не вспомнить случай, о котором turkmen.news написал летом этого года. Тогда за маленькой турчанкой, проходившей лечение в Туркменистане и впавшей в кому, министерство здравоохранения Турции отправило борт санавиации, чтобы вывезти ребенка домой. Это был самый разгар эпидемии. У нас же больного, нуждавшегося в пересадке органа и вынужденного вернуться ни с чем домой, поместили в… карантинный лагерь в Лебапе. Впрочем, на тот момент человеку было все равно, от чего умирать – от цирроза или ковида. Равнодушие туркменских чиновников потрясает…

Четыре года жизни как подарок Индии

Еще один источник рассказал о своей родственнице, которая в данный момент не может вылететь в Индию, где на протяжении четырех лет проходит лечение от онкологического заболевания.

«Если бы она сразу после постановки диагноза не полетела в Индию, то ее, скорее всего, уже давно не было бы, — заявил наш собеседник. — В Туркменистане нет не то что лекарств, но даже физраствора. Не нашлось у нас и аппарата для лучевой терапии, который точечно действует на пораженные органы, а не облучает весь организм. Все препараты для химиотерапии родственница всегда привозила с собой из Индии. У нас не могут правильно подобрать химию, всем капают одни и те же препараты по одинаковым схемам. Моя родственница очень удивилась, когда в Индии ей сказали, что для каждого органа существует своя схема и даже разная скорость капельного введения. Это очень важно, чтобы препараты действовали именно на нужный орган».

С марта прошло уже девять месяцев, и пациентка все это время не наблюдалась у своего индийского лечащего врача. Туркменские медики не проверяют состояние ее здоровья, женщина же и сама не горит желанием к ним обращаться. Когда онкологию только обнаружили, туркменские специалисты не смогли даже определить стадию и насколько далеко распространилось поражение опухолью. Ей лишь «прижгли» больной орган, как при эрозии шейки матки. Индийские врачи впоследствии сказали, что это была ошибка, затруднившая наблюдение за развитием заболевания. Они же определили стадию рака — третью. Добавим, что, чтобы пройти лечение в Индии, этой женщине пришлось продать имущество.

Госпиталь в Туркменистане, ноябрь 2020

Также turkmen.news стало известно о другой гражданке Туркменистана с тем же диагнозом, которой нечего было продавать. В ее случае все обернулось печальнее, хотя диагностика была проведена раньше, на второй стадии онкологического заболевания. Если индийские врачи на протяжении четырех лет продлевают жизнь пациентки с третьей стадией, то женщина, начавшая лечение у туркменских медиков на второй стадии, умерла через десять месяцев.

Жизнь висит на... нитках

Что и говорить об онкологических заболеваниях, если даже банальное удаление геморроидальных узлов порой становится для туркменских эскулапов слишком сложным испытанием, а для пациентов тяжелой пыткой с угрозой для жизни.

«Моей знакомой в феврале сделали операцию на кишечнике из-за геморроя, — рассказал источник. — После оперативного вмешательства у нее продолжалось кровотечение из кишечника и держалась высокая температура. Она пошла к другому доктору и тот выяснил, что ей зашили кишечник не теми нитками, не которые сами рассасываются. Знакомой пришлось снова делать операцию, удалять часть кишечника. У нее чуть не начался сепсис. И все из-за того, что врачи не использовали нитки, которыми нужно накладывать швы на внутренних органах. Родственники больной заплатили за эту операцию около 5 тысяч манатов ($192 по рыночному курсу — примечание turkmen.news). Может показаться, что это не так много, но для наших людей это неподъемная сумма. Вторая операция, к счастью, прошла успешно, сейчас у знакомой все хорошо».

Еще одна гражданка Туркменистана, по данным turkmen.news, страдала от грыжи, которая пережала кишечник. Сначала медики больницы скорой помощи в Мары не могли обнаружить причину болей и хотели отправить пациентку домой. К счастью, в этот момент в палату вошла врач, которая разглядела на снимке УЗИ и грыжу, и тот факт, что у пациентки уже произошла перфорация кишечника. Ее срочно отправили на операционный стол, чтобы ликвидировать перитонит. Однако затем кишечник также зашили не саморассасывающимися нитками.

В результате шов долго не заживал, у пациентки поднялась температура, начался бред. Ей требовались постоянные переливания крови, друзья искали доноров по объявлению. Но после всех переливаний гемоглобин оставался низким. Наконец, друзья смогли найти врача, который взялся за повторную операцию. Он увидел, что у пациентки началась гангрена кишечника из-за «неправильных» ниток. Часть органа пришлось удалить. С момента операции прошло всего несколько дней, но друзья свидетельствуют, что женщине уже гораздо лучше.  

Секретные инфекции

По версии властей, Туркменистан является одной из двух стран мира с населением более 1 миллиона человек, куда не проник COVID-19. Вторым таким государством стала Северная Корея, которая соседствует с Туркменистаном на последних местах во многих рейтингах, посвященных правам человека и свободе слова. В независимые СМИ регулярно попадает информация о гражданах Туркменистана, заболевающих коронавирусом и умирающих от него, однако власти оставляют такие публикации без комментариев.

Эпидемия COVID — не первый подобный опыт для туркменских властей. Раньше они с тем же упорством не признавали проникновение в Туркменистан ВИЧ. Позднее власти все же объявили, что за всю историю в стране были выявлены два случая этого заболевания. Согласно поступающей из Туркменистана разрозненной неофициальной информации, ВИЧ-положительных в стране все же выявляют, но их не ждет ничего хорошего. Таких людей ставят на учет в полиции, помещают в закрытые учреждения…

1 декабря об этой проблеме решила напомнить общественная организация Региональная экспертная группа по здоровью мигрантов в Восточной Европе и Центральной Азии.  С 1 декабря (День борьбы со СПИДом) до 18 декабря (День мигранта) она будет публиковать истории о мигрантах с ВИЧ. Героем первой истории стал 36-летний гражданин Туркменистана. Он рассказал, что в 2006 году вместе с родителями поехал на заработки в Турцию, но через пару лет его депортировали из-за просроченных документов. После этого он выехал в Россию.  

В 2014 году при продлении медкнижки мигрант узнал о своем ВИЧ-положительном статусе, но сначала не понял, что это такое. Его больше расстроило, что медкнижку ему не дали, в связи с чем он был уволен с работы. После этого он стал работать без трудового договора. Ухудшение здоровья мужчина связывал с переутомлением. Потом у него украли паспорт, он съездил в Туркменистан, где, помимо прочего, посетил СПИД-центр. Там ему выдали справку, что он здоров. Мигрант объясняет это тем, что в стране отрицают наличие инфицированных. В итоге он вернулся в Россию, а в 2017 году перешел на нелегальный статус (в РФ существует закон о депортации ВИЧ-положительных мигрантов).

Когда мужчине стало совсем плохо, он вышел на связь с общественными организациями, которые помогли ему начать антиретровирусную терапию. Сейчас он работает без договора и ежемесячно сам приобретает лекарства на 10 тысяч рублей ($132). Для него это существенная сумма. Однако мужчина считает, что в России ему лучше, чем на родине, потому что в Туркменистане такие, как он, просто умирают.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов по образованию является стоматологом. До прихода к власти он был министром здравоохранения, вице-премьером и личным врачом первого президента Сапармурата Ниязова (умершего в 2006 году). Однако вся деятельность Бердымухамедова по реформированию медицинской сферы ограничивается строительством новых больниц, которые торжественно открывают перед телекамерами. Кто работает в этих учреждениях, насколько качественно лечат пациентов, всем ли лечение оказывается по карману, — главу государства, похоже, не волнует. Turkmen.news уже не раз сообщал о плачевном состоянии туркменской медицины, однако никаких перемен к лучшему в этой сфере не происходит.

Яндекс.Метрика