Напишите нам Поддержите нас!

Затянувшиеся каникулы. Как встретили 1 сентября ученики русского отделения ашхабадской школы

1 сентября стало праздником не для всех туркменских школьников. Ученики русскоязычного отделения ашхабадской школы №64 за несколько дней до конца каникул узнали, что учиться им будет негде. Русскоязычное отделение закрыли, протестующих родителей разогнала полиция. Сейчас, по словам источников turkmen.news, родители срочно пытаются пристроить детей в другие школы.

Родительский протест в школе №64. Ашхабад

Родители, чьи дети учились в 64-й школе, задействуют все возможные связи и обивают пороги других учебных заведений. Предпочтительнее отдать детей в школы с русскоязычными отделениями, чтобы они продолжили обучение на том языке, к которому привыкли. Но далеко не у всех есть возможность попасть на дефицитное русскоязычное место, когда учебный год уже начался. В основном дети переходят в школы №7, №39 и №85. Трое уволенных педагогов (Екатерина Александровна, Магарам Кулиевич, Танзилья Сагитовна), по словам источников, нашли работу в школе №21.

Также стало известно о новой замене директора школы №64. В конце августа директор Бяшим Гаитназаров, прославившийся сбором крупных взяток за поступление в школу, был внезапно уволен. На его место назначили завуча Гулю Оразовну (ее фамилия не называется). Тогда же и было закрыто русское отделение. Так вот – а теперь, по данным источников, Гулю Оразовну сменил на посту Мекан Аннаев. Раньше он занимал должности завуча по воспитательной работе и одновременно учителя информатики. Родители учеников утверждают, что Мекан Сердарович якобы «крутил дела» (имеется в виду получал взятки) вместе с Гаитназаровым.

«В общем, Министерство образования кинуло детей, — сообщил в беседе с turkmen.news житель Ашхабада. — Уладить данную ситуацию не могут. Некоторых детей даже по месту прописки не берут в школы с русским отделением. Дети до сих пор без школы, уже первый учебный день. Провели тест на поступление в новую, 21-ю школу. Отличники почему-то не проходят, а дети с богатыми родителями проходят».

Собеседник turkmen.news подчеркнул, что Минобразования не предприняло абсолютно никаких действий, чтобы помочь школьникам, оставшимся на улице. Родители учеников остались один на один с проблемой и должны выкручиваться сами.

Причиной закрытия русскоязычного отделения школы №64 считают новые регламенты, выработанные из-за COVID-19. В связи с эпидемией, наличие которой власти Туркменистана официально не признают, новый учебный год начался с повышенными мерами безопасности. Учеба проходит в три-четыре смены, за партами сидят по одному ученику, время уроков ограничено 25 минутами, школьники обязаны иметь при себе индивидуальные санитарные сумки, на переменах учителя следят за тем, чтобы дети не нарушали дистанцию. В школе №64 вряд ли удалось бы соблюсти все эти правила – до недавних пор в ней обучалось 3700 детей, количество учеников в классах доходило до 50. А все потому, что обучение на русском языке в Туркменистане является престижным, но малодоступным. Сообщается, что за взятки в размере 1-2 тысячи долларов США директор Бяшим Гаитназаров много лет шел навстречу родителям, которые просили найти в «резиновом» русскоязычном отделении места для их детей.

Похоже, из-за карантина кто-то из чиновников наконец обратил внимание на переполненность школы и решил разрубить гордиев узел: нет русскоязычного отделения — нет проблемы (прямо как в случае с ликвидацией очередей к банкоматам посредством демонтажа банкоматов). Таким образом количество учеников разом удалось сократить примерно на 1600 человек. А вот как теперь жить этим ученикам – остается неясным. Стоит отметить, что 31 августа президент Гурбангулы Бердымухамедов объявил «строгий выговор с последним предупреждением» заместителю министра образования по школам и дошкольным учреждениям Мердану Говшудову. Это может означать, что новость о 64-й школе дошла до тех сфер, которые в Туркменистане называют «самым верхом». Но нельзя сказать, чтобы перетасовка директоров школы и даже наказание заместителя министра как-то помогли ученикам.

Образование на русском языке – это не только вопрос престижа и возможного последующего поступления в зарубежные вузы. Для детей, принадлежащих к русскому этническому меньшинству, обучение на родном языке – право, гарантированное международными соглашениями.

Действующее до сих пор Соглашение между Правительством Российской Федерации и Туркменистаном о сотрудничестве в целях обеспечения прав российского меньшинства в Туркменистане и туркменского — в Российской Федерации от 18 мая 1995 года гласит, что стороны обязуются «создавать соответствующие возможности для изучения родного языка и получения образования на родном языке в местах компактного проживания меньшинств, включая открытие и поддержание образовательных учреждений, финансируемых из средств государственного и местного бюджетов, а также из других источников». А в Договоре о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Туркменистаном от 9 ноября 2002 года говорится: «Высокие Договаривающиеся Стороны поощряют изучение и распространение русского языка в Туркменистане и туркменского языка в Российской Федерации».

Редакция turkmen.news письменно обратилась в посольство России в Ашхабаде с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию. Мы поинтересовались – в курсе ли российская сторона событий в школе №64, как она оценивает эти события в свете международных соглашений и намерена ли обсудить случившееся с властями Туркменистана. Обращение на имя посла Александра Блохина было направлено 30 августа. 1 сентября нам сказали, что работник посольства, отвечающий за сотрудничество со СМИ, в курсе нашего звонка и свяжется с нами. Но когда это произойдет – в диппредставительстве сказать не смогли.

Между тем, еще недавно посол Александр Блохин возмутился из-за того, что российские СМИ обвинили его в «покупке лояльности» туркменских властей. Блохин написал письмо об успехах своей работы в «Независимую газету», в котором уделил особое внимание сотрудничеству двух стран в сфере культуры. Среди совместных проектов, запланированных на 2020-2021 годы, есть и связанные с образованием. Это повышение цифровой грамотности школьников, курсы переподготовки учителей, отбор кандидатов для обучения в российские вузы. Увы, но вопрос русскоязычного обучения Блохин не затронул – хотя тот факт, что получение места в русскоязычной школе стало для граждан Туркменистана дорогостоящим и престижным удовольствием, уже не раз озвучивался независимыми СМИ.

Яндекс.Метрика