Напишите нам Поддержите нас!

Неделя в Туркменистане: Фото из карантинного лагеря и нравственность школьниц

На минувшей неделе в распоряжение turkmen.news попали фотографии из карантинного лагеря для граждан Туркменистана, прибывших из-за рубежа. Также стало известно о новых умерших от COVID-19, который по-прежнему официально считается не проникшим в страну. Подход чиновников к профилактике инфекции остается двояким. С одной стороны, власти на этой неделе ужесточили карантинные меры. С другой — как минимум в двух регионах страны проводятся массовые мероприятия, необходимость которых вызывает сомнение: учительницам и школьницам на специальных собраниях рассказывают о нравственных нормах.  

Карантинный лагерь в Туркменабаде. Больше фото на нашем канале в Телеграм

Нет  телефонов – нет проблем

Существование в Туркменистане карантинных лагерей держалось властями в тайне лишь в первые недели эпидемии COVID-19. Чиновники довольно быстро осознали, что в сложившихся условиях такие меры будут восприняты мировым сообществом как похвальная инициатива. Уже 22 апреля глава МИД Туркменистана Рашид Мередов открыто упомянул о карантинных лагерях в публичной речи.

Тем не менее, впоследствии люди, побывавшие на карантине, рассказали независимым журналистам о порядках, установленных в этих лагерях. Первое, что происходит по прибытии, — у всех отбираются телефоны на весь период изоляции. Очевидно, власти считают: нет телефонов – нет проблем. И дело не в том, что изъятием у людей гаджетов власти стараются скрыть наличие зараженных — перед посадкой на любой вывозной рейс все пассажиры проходят тестирование на COVID-19, и допускаются к рейсу лишь те, у кого результат отрицательный. Даже если у кого-то симптомы начинают проявляться уже по прибытии в лагерь (для чего он и создан), то вряд ли речь идет о прямо-таки массовом скоплении инфицированных. Тут дело в другом.

Читайте также:Четырнадцать потерянных дней жизни. О нахождении в карантинном лагере в Туркменабаде Отбирая телефоны у прибывших, администрация лагеря пытается скрыть неприглядные условия, в которые помещают ни в чем не повинных граждан. Скупые рассказы людей, отбывших срок изоляции, и редкие, попадающие в СМИ, фотографии свидетельствуют о более чем спартанских условиях. 

На этой неделе в распоряжение turkmen.news попало большое количество фотографий, иллюстрирующих ту антисанитарию, которую люди вынуждены терпеть в лагере близ Туркменабада. Они пользуются кустарно изготовленными душевыми и туалетами, спят и принимают пищу в палатках. Источник рассказал, что даже чистой воды в лагере нет, не говоря уж о нормальном питании. И воду, и продукты, и постельное белье обитателям лагеря привозят родственники. Если же о человеке некому позаботиться, то ему остается только страдать и терпеть.

Докажи, что тебе нужна поездка

Кстати, страдать и терпеть теперь приходится дольше. На этой неделе одно из официальных СМИ подтвердило информацию, ранее уже поступившую из ряда независимых источников: срок пребывания в карантинных лагерях увеличен с 14 до 21 дня.

Также из Ашхабада и Мары поступили сообщения о том, что полицейские стали строже контролировать масочный режим. Теперь штрафы грозят не только тем, кто вообще не носит маски, но и людям, спускающим маску на подбородок.

Читайте также:В Туркменистане созданы комиссии по пропуску граждан из региона в регион А главное — на прошедшей неделе был существенно ужесточен порядок перемещения между регионами. На сегодня единственным способом уехать в другой регион являются внутренние авиарейсы. Чтобы попасть на них, ранее нужно было пройти осмотр в поликлинике, получить в полиции разрешение на выезд и сдать тест на COVID-19 в санэпидемстанции. При этом осмотр и тест можно было не проходить, заплатив медикам чуть больше установленной ставки, а полицейские легко соглашались признать поездку необходимой за 100-150 манатов ($4-6 по рыночному курсу).

О мерах по борьбе с коррупцией в рядах медиков пока не сообщалось, а вот «слабое звено» в лице полицейских решили ликвидировать. Теперь вопрос о необходимости поездки решает целая комиссия в составе представителей миграционной службы, Минздрава и других ведомств. Им необходимо предоставить документы, подтверждающие серьезность причин, побудивших гражданина покинуть место жительства. Например, можно предъявить справку о командировке или телеграмму о смерти близкого родственника.

В каждом регионе правила работы комиссий несколько отличаются, а официально списки «уважительных причин» нигде не опубликованы. Гражданин должен на слово верить тому, что скажут члены комиссий. Конечно, это открывает широкие возможности для коррупции. Однако схема уже точно не столь проста, как массовая «покупка» справок в полиции.

Эпидемия эпидемией, а нравственность по расписанию

В принципе, власти Туркменистана трудно осудить за ужесточение карантинных мер. Было бы хуже, если бы они не только отрицали наличие коронавируса в стране, но и не предпринимали никаких попыток остановить его распространение. Однако нельзя не отметить, что их подход к борьбе с вирусом остается избирательным.

Например, в Лебапском и Марыйском велаятах на этой неделе проводились многочисленные массовые мероприятия — собрания учительниц и старшеклассниц, которым в очередной раз объясняли, что туркменская девушка или женщина обязана выглядеть скромной и высоконравственной.

Читайте также:«Русскими вы все равно не станете!» Туркменабадских учительниц призвали к скромности и велели делать замечания другим женщинам Вообще-то туркменские школьницы и учительницы и так строго ограничены в средствах, которые бы подчеркивали их индивидуальность. Всем им предписано носить платья в пол мешковатого покроя, без какого-либо акцента на достоинства фигуры, а также платок, покрывающий голову, либо тюбетейку девушкам. Однако кто-то постоянно находит способы хоть как-то выделиться из толпы. Макияж, маникюр, украшения, чуть отличающийся от стандартного покрой платья… Именно с этими «нарушениями» и призваны бороться чиновницы, которые провели в школах двух велаятов очередной тур собраний с клеймением «неприлично одетых» девушек и женщин.

Источники в Лебапском велаяте рассказали, что особое возмущение у заместителя хякима по образованию, культуре, здравоохранению и спорту Гульнары Джумаевой почему-то вызывает окраска волос в светлые цвета. «Запомните: сколько бы вы не перекрашивались в блондинок, русскими вы все равно не станете! Мы же туркменки!», — заявила она на собрании в одной из школ.

А старшеклассниц в Лебапском велаяте прямым текстом обещали исключать из школ в случае беременности. Чиновницы не сомневаются в прямой связи накладных ресниц с ранним началом интимных отношений с противоположным полом.

Смерти от ковида, о которых не говорят

Тем временем редакции turkmen.news удалось подтвердить информацию о смертях еще двух граждан Туркменистана от «несуществующего» COVID-19. Как выяснилось, в июне от пневмонии скончался 34-летний житель Ашхабада Максат Агаев, работавший в фирме по установке пластиковых окон, а в конце августа болезнь унесла жизнь 55-летнего хирурга районной больницы в городе Керки Лебапского велаята Рустама Хамидова.

Оба они умерли дома. Агаева выписали из больницы за два дня до смерти (возможно, его признали безнадежным и избавились от него, чтобы не портить статистику внутрибольничной смертности). Хамидов, наоборот, сам категорически отказывался госпитализироваться, потому что как медик знал о плачевном положении дел в инфекционной больнице.

Хамидов — не единственный, кого напугали условия в туркменских больницах. На этой неделе стало известно, что среди обеспеченных граждан Туркменистана набирает популярность лечение COVID-19 на дому. Длящийся две-три недели курс лечения обходится в $208-333. Деньги уходят как врачу, который определяет стратегию лечения и следит за состоянием больного, так и медсестре, которая делает уколы и выполняет иные процедуры.

Насколько эффективным оказывается домашнее лечение, равно как и о статистике излечений в туркменских больницах, ничего неизвестно. Turkmen.news буквально по крупицам собирает информацию об умерших. На сегодняшний день нам удалось достоверно подтвердить сообщения о смерти 41 гражданина, включая Агаева и Хамидова. Их имена размещены на Доске памяти на нашем сайте. В реальности, умерших явно намного больше, но официальная статистика остается неизменной — ноль случаев выявления инфекции.

Власти не могут бесплатно обеспечить собственным гражданам пристойный уровень лечения, но зато на этой неделе отправили в российскую Астрахань гуманитарный груз для борьбы с коронавирусом на сумму $1 млн. «Туркменистан, наверное, единственная страна из государств Центральной Азии, которая предоставила России гуманитарную помощь во время пандемии», — не без удивления прокомментировал это решение замглавы МИД РФ Андрей Руденко.

5 ноября власти Туркменистана объявили о выполнении плана по сбору хлопка. На 8 ноября намечены торжества по случаю Праздника урожая. Карантинные ограничения не соблюдались при организации принудительного труда бюджетников на хлопковых полях, не планируется думать «о плохом» и во время торжеств по случаю завершения хлопковой кампании. А во сколько жизней эти торжества обойдутся — вряд ли кто-нибудь когда-нибудь узнает.

Татьяна Зверинцева

Яндекс.Метрика