Беломраморный и неудобный. Столица Туркменистана не приспособлена для повседневной жизни

За последние 15-20 лет Ашхабад, и так возведенный практически с нуля после землетрясения 1948 года, вновь был кардинально перестроен. Получившаяся беломраморно-монументальная визитка производит большое впечатление на немногочисленных иностранных гостей. Но вот жить в этом городе неудобно. Дворы превратились в автомобильные трассы, детям негде погулять, пешеходные переходы даже для здорового человека представляют собой полосу препятствий. О системных ошибках при планировании туркменской столицы в материале turkmen.news.

Жители Ашхабада не пользуются подземным переходом. Фото Ильи Варламова

Дворы микрорайонов

За последние годы старые микрорайоны «Гаудан», «Мир», микрорайоны №№ 9, 10, 11 и другие превратились в пустыню. Во дворах уничтожили палисадники, где жители высаживали цветы и кусты, повырубали деревья, защищавшие дома от ветра и пыли, поубивали кошек и собак. Сейчас эти ухоженные некогда места превратились в хаотичные автомобильные парковки.

Одна из основных проблем нового Ашхабада — слишком широкие проезды для машин во дворах. Фактически многие ашхабадские дворы представляют собой трассы порой шириной в две полосы в каждую сторону. Лежачих полицейских там либо нет, либо их мало, либо они уже расплющились. Формально скорость ограничена 20 километрами в час, но автомобилисты носятся, как по проспектам.

Та же самая проблема существует и рядом со школами и детскими садами. Чтобы отвести ребенка в детсад №130 или в школу №90, жильцы домов по проспекту «10 лет благополучия» должны пересечь четырехполосную дорогу без какой-либо разметки или светофора. Ближайшая «зебра» нанесена за несколько кварталов. Отвести ребенка на занятия для этих ашхабадцев — отнюдь не расслабленная прогулка, идти приходится по раскаленному асфальту. Но им повезло хотя бы в том, что дома эти элитные, во дворах построены спортивные площадки.

Школа №90 и детсад №130 в Ашхабаде

Возле большинства домов относительно недавней постройки, например, в микрорайоне «Мир-7», абсолютно отсутствует дворовая инфраструктура — скамейки, детские площадки, уличные тренажеры. И даже если все это есть, мало кто решается выпустить туда детей из-за вышеописанного интенсивного дорожного движения.

К этому добавляется проблема с парковками. На целый микрорайон возводится пара-тройка многоуровневых стоянок на 300 мест. Они далеки от домов, оставлять там машины неудобно. Лифты и освещение на этих парковках не работают, там чувствуется стойкий запах испражнений. При этом автомобилей в городе становится все больше и их стихийно паркуют во дворах.

Автомобиль в Туркменистане — по-прежнему роскошь, а не средство передвижения. Позволить его себе могут далеко не все. Но при этом Ашхабад строится с акцентом на потребности этих «не всех». Люди, не имеющие автомобиля, чувствуют себя беспомощными муравьями в огромном неприветливом городе.

Автобусы не для слабаков

Почему машин становится больше? Потому что общественный транспорт в Ашхабаде совершенно не развит. Автобусы исключительно высокопольные, туда неудобно входить с детской коляской или громоздким багажом. Разрекламированные в официальных СМИ остановки с кондиционерами существуют лишь в нескольких местах, да и там системы охлаждения часто отключают. Ждать автобусов порой приходится часами.

Автобус в Ашхабаде

В автобусах нет работающих кондиционеров, хотя в туркменском климате охлаждение воздуха не роскошь, а буквально вопрос выживания. Надо обладать завидным здоровьем, чтобы без проблем переносить поездку в раскаленном салоне при +40 градусах.

В апреле 2023 года водителю одного из ашхабадских автобусов стало плохо прямо за рулем, в итоге он умер от инфаркта. Свидетели этой сцены обратили внимание на почти полное равнодушие окружающих. Похоже, сами ашхабадцы считают, что общественный транспорт — это не место для сантиментов. Да им и в общем не привыкать: из-за тотальной вырубки деревьев чувствуешь себя и на улицах города, как в центре пустыни.

Пешеход — не человек

Инфраструктура для пешеходов также оставляет желать лучшего. В Ашхабаде нет ни одного светофора, где зеленый сигнал можно включить нажатием кнопки. Подземные и надземные переходы крайне неудобны. Подземные обычно строятся на глубину в два этажа, туда очень долго и сложно спускаться. А некоторые многополосные трассы надо переходить в несколько приемов – спускаясь, поднимаясь и вновь спускаясь.

Например, подобный подземный переход расположен на перекрестке улицы Огузхана и проспекта Туркменбаши. Чтобы перейти по диагонали, нужно спуститься на два этажа вниз, пройти через туннель, подняться на два этажа наверх, затем дойти до следующего перехода и повторить все предыдущие действия. Почему проектировщики не предусмотрели переход по диагонали, непонятно. Для молодого и здорового человека такой переход занимает до 20 минут.

Неудобный подземный переход на перекрестке ул. Огузхана и пр-та Туркменбаши

Подземные переходы построили и там, где они совершенно не нужны. Например, напротив школы олимпийского резерва по ул. Гурбанназара Эзизова. Улицу всего с одной полосой в каждом направлении легче перейти по «зебре» или с пешеходным светофором. Это же касается и переходов возле «Гранд-отеля» по ул. Гёроглы, и на ул. Азади, рядом с ТЦ «Гулистан» (Русский базар), и перехода по пр-ту Махтумкули, между улицами Алишера Навои и Берды Кербабаева.

Несмотря на то что там по две полосы в каждом направлении, вместо «подземок» можно было бы поставить светофоры с кнопкой вызова зеленого сигнала. Эти переходы только ухудшают ситуацию с безопасностью дорожного движения, провоцируя людей перебегать дорогу. Ведь ее ширина — всего 5-10 метров, стоит ли это того, чтобы идти в переход на два этажа вниз и потом наверх.

Да и организация наземного перехода обошлась бы гораздо дешевле, чем строительство подземного либо надземного. По сути, власти могут вместо дорогостоящего строительства потратиться лишь на банку с краской, два дорожных знака и светофор с кнопкой. Но они расходуют десятки и сотни тысяч долларов на более сложные варианты переходов.

От водителя же для пропуска пешеходов требуется лишь передвинуть ногу с педали газа к педали тормоза. Но культура вождения в Ашхабаде также оставляет желать лучшего: автомобилисты часто не только не пропускают людей на «зебре», а, наоборот, сигналят и стараются напугать, специально разгоняясь. Те, кто готов остановиться и пропустить пешехода, не делают этого из-за опасности получить удар от лихача сзади.

Худшие и лучшие

Один из наихудших примеров ашхабадского градостроительства — новый микрорайон «Мир 7». Мало того, что он был построен на пути течения селевых вод, с явными нарушениями норм безопасности. Вдобавок там практически полностью отсутствует какая-либо инфраструктура. Ни парков, ни скамеек, ни детских площадок… Только бетонные коробки. Автобусные остановки расположены далеко друг от друга и крайне неудобно для жильцов.

"Мёртвый" микрорайон "Мир-7" в Ашхабаде

При этом кое-какие позитивные моменты все же есть. Кое-где, например, в микрорайонах «Гуртлы» и «Кёши», детские площадки все-таки сделаны. Правда, жителям этих районов изначально повезло с планировкой: в местных дворах-колодцах машинам не разогнаться, и дороги там узкие, с лежачими полицейскими.

А так называемые «элитки» (элитные дома) оборудованы даже спортивными площадками с футбольными полями. Положительные примеры есть и в старых районах города. В паре дворов по проспекту Махтумкули и рядом с Аллеей Вдохновения имеются детские площадки, цивилизованные стоянки для автомобилей и хорошее уличное освещение.

Отдельные позитивные моменты наблюдаются в последние годы и в развитии всего города. Так, еще недавно в Ашхабаде практически не было тротуаров как явления. Сейчас ситуация изменилась. Плюсом можно назвать и высокое качество покрытия автомобильных дорог, нехарактерное для остального Туркменистана… Но в данном случае это лишь еще одно преимущество привилегированной касты автомобилистов.

Логистика «от Аркадага»

Власти Туркменистана активно рекламируют велосипедный спорт. Однако для того чтобы люди по-настоящему пересели на велосипеды, нужно нечто большее, чем редкие велопрогулки главы государства и установка памятника этому виду транспорта. Прежде всего, город должен быть удобен для людей, передвигающихся на двух колесах, или хотя бы для начала на двух ногах. Об Ашхабаде этого сказать нельзя.

Доходит до анекдотичных случаев. При строительстве элитных домов на проспекте Нейтралитета (бывшая ул. Подвойского) рядом возводили трехэтажные торговые точки, названные «Электроника», «Молочные продукты», «Товары для диабетиков», «Кондитерские изделия» и так далее. По задумке оторванного от реальной жизни главного градостроителя в должности президента Гурбангулы Бердымухамедова люди должны были покупать один тип товаров в одном здании, а потом перемещаться на значительное расстояние, чтобы приобрести что-то еще.

Магазин молочных продуктов в Ашхабаде

Жизнь попыталась исправить эту ошибку, но встретила сопротивление. Помещения в торговых комплексах стали арендовать без оглядки на названия. Но в какой-то момент это привлекло внимание Бердымухамедова-старшего. В магазинах провели облавы, иногда с конфискацией товаров. Бизнесменов обвинили в использовании зданий не по назначению. По итогам облав провели заседание правительства.

С тех пор об открытии новых бизнесов на проспекте Нейтралитета практически не слышно. Этот район называют «мертвым» в экономическом плане.

Удачная логистика в Ашхабаде настолько редка, что местные жители до сих пор с ностальгией вспоминают турецкий торговый центр «Йимпаш», который уже восемь лет как закрыли, передав здание Национальному институту спорта и туризма. В «Йимпаше» можно было, не выходя за пределы одного здания, закупиться продуктами, лекарствами, одеждой, сходить в ресторан или кафе, сыграть в боулинг, посмотреть кино, сводить детей на игровую площадку.

Жители многих стран мира скажут, что это обычное дело. Но для Ашхабада то было редкостное чудо, а потому и не забываемое. В туркменской столице купить в пределах одного здания разнообразные товары можно очень редко. Разнообразие торговых точек имеется разве что в торговых центрах «Ашхабад» и «Беркарар», но там нет компактности, необходимо много перемещаться внутри здания. Если говорить об экономической эффективности в глобальном смысле, то весь проспект Нейтралитета проигрывает одному небольшому «Йимпашу».

Неудивительно, что в Ашхабад практически не приглашаются для работы мировые архитектурные бюро. Туркменская архитектурная мысль не предусматривает «нецелевого» использования, она прямолинейна и примитивна. Так, аэропорт имеет форму птицы, здание МИД — форму глобуса, Минздрав выполнен в виде кобры, Центр эстетической медицины — в виде зеркала, Центр стоматологии — в виде зуба, Центробанк — в виде золотого слитка, а Центр свободного творчества (офис печатных изданий) — в форме книги.

При этом потребности маленьких людей, обитающих между этими гигантскими зубами, книгами и глобусами, никто даже не пытается учитывать. Негласно считается, что это люди обязаны подстроиться под ритмы «великой беломраморной» столицы, а подстраивать столицу под людей, с точки зрения туркменской идеологии, почти кощунственно.

В наше время градостроители имеют возможность изучать опыт всех стран мира, впитывая лучшие современные практики. Однако туркменские проектировщики предпочитают пользоваться устаревшими советскими лекалами, причем даже из них берут почти исключительно ошибочные решения, не выдержавшие испытания временем.

ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ

18 комментариев

  1. Аноним

    С магазинами реальная дурь. Совок какой-то.

    А вот аэропорт в форме птицы и т.п. — идеи имхо неплохие. Плохо то, что из этого аэропорта не улетишь никуда.

    Ответить
  2. Бегенч Кешинский

    И в самом деле везде колхозанский прмитивизм. Здание-зуб, здание-глобус, здание-книга… Теперь надо закупить автобусы в форме ишака или верблюда, самолеты в видесокола, поезда в форме черепахи.Колхозники они и во власти остаются колхозниками, хоть и красиво говорят про архитектурный дизайн, цифровизацию, прогресс.

    12
    Ответить
    • Миша

      Боюсь даже предположить, в виде чего было бы отстроено здание урологии или гинекологии. Особенно, зная любовь Аркадага ко всему большому. Особенно первое пугает. Хотя, сразу же, в очередной раз, попали бы в книгу рекордов Гиннеса.

      Ответить
      • Бегенч Кешинский

        гыгыгы, здание будет в виде члена! мы тут серьезные вещи обсуждаем, а вы со своими дебильными шутками!

        Ответить
        • Миша

          Серьезно?! Это серьезная тема для обсуждения- в виде чего отстроено очередное здание? ))))
          Всё происходящее в Туркменистане уже давно можно было бы использовать в качестве готового сценария для комедийных фильмов. Только вот беда — весь этот сюр происходит наяву, с большинством граждан живущих там.

          Ответить
    • Аноним

      В Москве есть здание-книга (бывший СЭВ) и книжки попроще вдоль Нового Арбата.

      Белый дом в Москве — кресло бюрократа.

      Да много такого есть…

      1
      2
      Ответить
  3. Выдох господина ПЖ

    Только в Ашхабаде не штрафуют водителей за то что не пропускают пешеходов на пешеходном переходе, но штрафуют пешеходов перешедших в неположенном месте. Планета Плюк.

    Ответить
    • Аноним

      Более того — водителей штрафуют за выдуманные нарушения, а зачастую даже за то, что вообще нарушением не является (например, за «неправильный» цвет машины).

      За непропуск пешеходов на переходе (хотя это как раз является нарушением!) водителей не штрафуют оттого, что власть боится, как бы страна не «заразилась» чем-нибудь человеческим из цивилизованного мира.

      Взаимное уважение водителя и пешехода, да и любых граждан друг к другу — зародыш гражданской солидарности. А этого упыри у власти опасаются больше всего.

      Ответить
  4. Аноним

    А можно пройти самому обозначенные вами маршруты, чтобы опубликовать личное мнение? Я понимаю, что не стоит путать туризм с эмиграцией и ощутить в полной мере страдания жильцов Мир7 у меня не получится, я живу в другом районе. Но действительно хочется испытать описанное. Видимо, я в другом Ашхабаде живу. Я вам отправлю анонимус обзор по статье, опубликуете?

    Ответить
    • Телекечи

      Лучше пройдитесь по умному городу Аркадаг! В нем построены 130 км дорожек для слабовидящих, на всех пешеходных переходах работают звуковые сигналы для помощи при переходе. Не надо искать недостатки там где их нет и больше писать о достижения нашего народа!

      Ответить
      • Аноним

        Только слабовидящих в этом т.н. городе не будет. Инвалиды там не нужны. Аркавор не любит больных людей. Вообще положение инвалидов и больных, будь то взрослые или дети, в Туркменистане крайне плачевно, практически бедственное. Многие из них вынуждены просить милостыню.

        Ответить
  5. лукманчик

    Так Туркменистан — это вообще не для людей! Вы забыли про это? Это картинка для иностранцев в том виде, как ее представляют себе бердымухамедовы своими ослиными мозгами. А еще все эти строительства — это просто повод своровать. А люди вообще здесь не фигурируют.

    Ответить
    • Аноним

      Только вот и иностранцев туда не пускают.

      Ответить
    • Выдох господина ПЖ

      Лукманчик, чётко подметил. Нет старого уютного зелёного Ашхабада!!! Даже воробьи покинули столицу. И уже лет 20 как не летают летучие мыши между домами. Дети не ловят майских Жуков. Их нет тоже. Перед Азиадой вырубили всю зелень в старых
      районах. Очень не уютный город стал. Только в Ашхабаде когда русскоязычные встречаются в магазине, после вопроса Как дела? следует вопрос Уезжать когда собираетесь? Одним словом депрессуха висит многие годы над моим Ашхабадом

      10
      Ответить
    • Дизайнер

      Ашхабад, естественно, и Аркадаг — эти города не для людей, не для их комфортного проживания. Эти города для показа по телевизору, чтобы покичиться перед иностранными делегациями,удивить гигантоманией случано въехавших в страну туристов. Подземный переход возле Русского базара абсолютно никому не нужны, а сколько денег на его строительство угроблено! Градостроители с куриными мозгами типа Дурлылиева или Оразова еще много чего учудят если их не отправить в Овадан-депе.

      Ответить
      • лукманчик

        Цитата из статьи в евроньюз:

        «… облик Ашхабада — результат превалирования формы в самом буквальном смысле над функцией: аэропорт имеет форму птицы, МИД похож на глобус, стоматологический центр — на зуб, Центральный банк — на гигантский золотой слиток, а государственное издательство построено в подобии гигантской раскрытой книги.

        При этом никто даже не пытается учесть потребности маленьких людей, живущих между этими гигантскими зубами, книгами и глобусами.

        В результате получился город-призрак.»

        Ответить

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

Яндекс.Метрика