Напишите нам Поддержите нас!

Неделя в Туркменистане: Сомнительные приговоры, падеж скота, принудительный труд на хлопке

2.10.2020

На минувшей неделе turkmen.news стали известны статьи, по которым год назад осудили главу МВД Исгендера Муликова, замглавы президентской охраны Мейлиса Нобатова, а также бизнесмена Чарымухаммеда Кулова. Тем временем в Туркменистане вынесли еще один громкий приговор – юристу Пыгамбергельды Аллабердыеву, задержанному за связи с оппозицией, дали шесть лет лишения свободы. А в Марыйском велаяте наблюдается падеж скота. И наконец, turkmen.news представил первую часть своего ежегодного отчета по использованию принудительного труда на хлопковых полях.

Бывший глава МВД И. Муликов
Бывший замначальника службы безопасности президента М. Нобатов
Чары Кулов (слева) и Зубайра Тухугов

Таинственный приговор стал менее таинственным

Исгендер Муликов, занимавший пост главы МВД в течение десяти лет, был уволен президентом Гурбангулы Бердымухамедовым 1 октября 2019 года. Через пару месяцев его показали в эфире государственного телевидения. Обритый наголо, в наручниках, он каялся в коррупционных преступлениях. Та же судьба постигла бывшего главу миграционной службы Мейлиса Нобатова. До этого был осужден крупный бизнесмен Чарымухаммед Кулов, которого называли другом Муликова. Никакие подробности уголовных дел официально не оглашались.

И только теперь, год спустя, turkmen.news из собственных источников удалось получить дополнительную информацию по этим делам. В частности, выяснилось, что Нобатов в последнее время не возглавлял президентскую охрану (как сообщали источники год назад), а был заместителем начальника этого подразделения. Также стало известно, что Кулов был осужден 12 сентября 2019 года. А приговор Муликову и Нобатову вынесли 19 октября того же года – то есть меньше чем через три недели после увольнения главы МВД. Таким образом, расследование крупной коррупционной схемы с участием высокопоставленных лиц было проведено в рекордно короткие сроки.

Также в распоряжение turkmen.news попал список статей, указанных в приговоре. Там нет политических формулировок, таких как «государственная измена» или «заговор с целью захвата власти». Муликова и Нобатова обвинили в злоупотреблении полномочиями, получении взяток, измене присяге. Кулова – в злоупотреблении полномочиями, растрате, контрабанде, уклонении от уплаты налогов… Точные сроки наказания остаются неизвестными. По информации источников, это 20-25 лет.

Так что же, не было никакого заговора, о котором в частных беседах проговариваются многие люди, так или иначе близкие к властным кругам? Ни Муликов, ни Кулов не подозревались в намерении свергнуть Бердымухамедова, и их приговор на самом деле никак не связан с таинственным «исчезновением» главы государства на пару недель в июле 2019 года? Говорить об этом однозначно нельзя. В Туркменистане политические дела часто маскируют под уголовные, и яркий пример тому — дело юриста Пыгамбергельды Аллабердыева, приговор которому был вынесен 29 сентября.

Из чата в тюрьму

Скорее всего, юрист государственной нефтегазодобывающей компании Аллабердыев из города Балканабад еще месяц назад и не подозревал, что его жизнь круто повернется в худшую сторону. Читайте также:В Туркменистане задержанному за связи с оппозицией юристу дали шесть лет лишения свободы Возможно, он интересовался оппозиционными чатами, но у него не было оснований полагать, что в его случае такого рода активность приведет к чему-то более серьезному, нежели профилактическая беседа или арест на 15 суток. Однако так получилось, что именно Аллабердыев был выбран на роль образцово-показательной жертвы. 5 сентября юрист вместе со знакомым вышел из магазина. Неожиданно к нему подошел какой-то мужчина, спровоцировавший конфликт. В тот момент, когда происходящее начало напоминать драку, на место прибыли полицейские. Они немедленно задержали Аллабердыева, а его оппоненту назначили роль потерпевшего.

В независимые СМИ просочилась информация о том, что Аллабердыева хотят доставить в Ашхабад и предъявить ему обвинения по политическим статьям. Но после того, как эти сведения были опубликованы, силовики передумали. Юриста оставили в Балканабаде, обвинив в хулиганстве.

Несмотря на то, что формально дело стало общеуголовным, адвокаты Балканабада были быстро проинформированы, что к чему. Тот защитник, которого родственникам Аллабердыева удалось нанять в первые дни, после телефонного разговора со следователем ушел на больничный. После этого семья обошла множество адвокатов, но никто из них не согласился защищать Аллабердыева. Некоторые юристы не стали скрывать, что дело является политическим, за ним следят из Ашхабада, браться за него губительно для карьеры.

Судебное разбирательство было назначено на 10 часов утра 29 сентября, но лишь к 16 часам собравшиеся у городского суда родственники узнали, что рассмотрение состоится в СИЗО. Они прибыли к зданию изолятора, но их туда не пустили. Не вызвали для дачи показаний и свидетелей – того самого знакомого, который сопровождал Аллабердыева, и продавца магазина. Все заседание они простояли в коридоре. Когда суд закончился, родственникам и друзьям подсудимого не сказали о его исходе. Лишь из неофициальных источников им удалось узнать, что Аллабердыев приговорен к шести годам.

Сестре осужденного позволили в течение двух секунд издалека посмотреть на него. Она обнаружила, что брата обрили налысо. Это было сделано еще до суда, хотя формально до вынесения приговора юрист считался невиновным и не должен был носить «прическу заключенного».

«КороВАвирус» в Марыйском велаяте

Источники в Марыйском велаяте на минувшей неделе пожаловались на рост заболеваемости коров и кур. Речь идет о некоей легочной инфекции, которую местные ветеринары лечат антибиотиком окситетрациклин-200. По словам сельчан, некоторые животные в итоге выздоравливают, другие погибают.

Любопытен диагноз, изобретенный местными ветеринарами. Они говорят сельчанам, что коровы страдают болезнью под названием COVID-12 — по аналогии с человеческим COVID-19. Однако российский эксперт в научно-медицинской сфере сообщил turkmen.news, что такой болезни не существует, и вообще заболевание под названием COVID имеется только одно – то самое, из-за которого сейчас переживает вся планета.

Любопытную версию о причинах падежа коров высказали источники радио «Азатлык». По их мнению, животные могут заболевать из-за хлора, который распыляли с самолетов для противодействия COVID-19. При этом Программа Развития ООН 2 октября подарила Минздраву Туркменистана опрыскиватели для дезинфицирующих средств. Кажется, международные эксперты в какой-то степени верят версии властей Туркменистана касательно того, что вирус приносится из других стран «с пылью». Остается надеяться, что эти приборы будут использоваться с соблюдением мер безопасности.

Тем временем, источники turkmen.news в пятницу, 2 октября, сообщили, что накануне в Марыйский велаят приехала комиссия из Ашхабада в составе восьми человек. Они закрыли все базары и начали проверять документы у всех торговцев. Сильнее всего проверяющих интересуют те, кто торгует мясом. Возможно, эта проверка стала реакцией властей на сообщения о заболевании скота.

Эпидемия ничто, хлопок — все

Даже если миру придется пережить более серьезные потрясения, нежели COVID-19, власти Туркменистана вряд ли откажутся от массовой отправки бюджетников на уборку хлопка. Читайте также:Людей везут на поля в открытых грузовиках и переполненных автобусах, игнорируя холодную погоду и опасность коронавируса Кажется, чиновники полагают, что масштабная хлопковая кампания – главная национальная ценность, от которой нельзя отказаться из-за какого-то коронавируса. Согласно ежегодному отчету, опубликованному turkmen.news на этой неделе, бюджетники часами мерзнут на точках сбора в ожидании отправки, не носят маски, не соблюдают дистанцию ни при посадке в автобусы и кузовы грузовиков, ни сидя в транспорте по дороге на сельхозработы… В Туркменистане введены довольно жесткие санитарные меры в связи с COVID-19, который якобы не проник в страну. Однако на организацию уборки хлопка санитарные правила не распространяются. Чиновников не останавливает не только эпидемия, но даже отсутствие на полях того самого хлопка. Неважно, что урожая очень мало и сельчане сами способны убрать его, не оплачивая из своего кармана подневольный труд горожан. Выполнение и перевыполнение плана потом «нарисуют» в документах, но одновременно каждый чиновник должен будет отчитаться, что по его распоряжению на поля доставили десятки бюджетников.

Все чаще на полях используется труд школьников, хотя формально это запрещено распоряжениями обоих президентом Туркменистана – Сапармурата Ниязова, правившего до 2006 года, и его преемника Бердымухамедова. Школы больше не организуют массовые поездки учеников «на хлопок», но дети попадают туда иными путями. Кто-то замещает родителей-бюджетников, кто-то за небольшую плату соглашается подменять учителей.

Присутствуют на полях и взрослые вольнонаемные работники, но чаще всего их труд оплачивают те самые бюджетники. Если они не хотят ехать в поле самостоятельно, они могут заплатить человеку, согласному их заменить. Некоторые источники сообщают, что в последнее время власти приветствуют поиск наемников не среди безработных горожан, а среди тех же сельчан. Обладая опытом и навыками, они могут собрать гораздо больше хлопка, чем горожане. Для них такая подработка оказывается очень существенным подспорьем: другой работы в сельской местности нет.

При этом любые денежные потоки в Туркменистане не обходятся без коррупционной составляющей. Бюджетники подозревают, что руководство, собирая деньги на наемников, не упускает шанса присвоить часть суммы.

Отчет уже опубликован, но хлопковая кампания еще не завершилась. Turkmen.news продолжает следить за ситуацией и просит граждан сообщать обо всех случаях отправки бюджетников на хлопок. Напоминаем, что международные организации рассматривают выполнение несвойственных функций под угрозой увольнения как одну из форм принудительного труда.

Татьяна Зверинцева

    Подписаться
    Уведомление о
    0 Комментарий
    Inline Feedbacks
    View all comments
    Яндекс.Метрика