Напишите нам

10 лет по стойке «смирно». Что может стоять за отставкой главы МВД

Новость первого дня октября об отставке министра внутренних дел Туркменистана Исгендера Муликова вызвала среди людей, когда-либо сталкивавшихся с туркменской полицией, одновременно и радость, граничащую со злорадством, и шок – ведь покинул пост влиятельный силовик, непотопляемый Муликов, который, несмотря на наличие дюжины взысканий, каждый раз снова и снова выкручивался и избегал участи своих бывших коллег по Совету безопасности.

За годы руководства самым многочисленным силовым ведомством И. Муликов превратил его в карательный орган. Именно в годы, когда Муликов возглавлял МВД, среди народа стала популярной фраза: «Не дай бог тебе оказаться в руках туркменских полицейских и врачей». Считается, что тот, кто побывал у полиции в застенках или у коновалов в белых халатах, здоровым уже не будет никогда.

Коррупция, вседозволенность, произвол, пытки и абсолютное пренебрежение законом – вот что сегодня ассоциируется с туркменским полицейским.

Конечно, и до прихода Муликова на этот пост полиция особым авторитетом у народа не пользовалась – был и беспредел, и пытки, но именно в последние 10 лет это ведомство окончательно дискредитировало себя, превратившись в монстра, сжирающего неугодных людей и даже своих собственных сотрудников. Прав тот, у кого деньги, виноват тот, кто без «спины». Вспомнить хотя бы то, как «слили» начальника управления полиции Марыйского велаята Мустафу Шихыева, когда в 2014 году машина из президентского кортежа (по версии властей, это был автомобиль хозяйственного назначения, принадлежавший местной администрации) врезалась в толпу школьников, привезенных на трассу для встречи главы государства. В чем была вина Шихыева в этом конкретном случае? Ни в чем, но крайнего найти было необходимо, и Муликов в тот момент оказал большую услугу своему патрону.  

Это при Муликове туркменские оперативники заимели планшеты, в которые закачана полная база данных работников сферы интим-услуг, причем, не только из числа женщин, но и противоположного пола; и те и другие обязаны при первом же звонке являться в указанное место и оказывать весь комплекс своего «сервиса».

Один из таких блюстителей порядка настолько увлекся и потерял самоконтроль, что попал на камеру своей же жертвы. Все бы ничего — мало ли какие у людей сексуальные пристрастия, если бы полицейский будучи в форме и при исполнении, не возил девушку средь бела дня в своем служебном автомобиле по центру Ашхабада. Кому интересно – могут посмотреть это видео на нашем канале в Телеграме. Кстати, девица оказалась не лыком шита и, используя их же ментовский метод, стала шантажировать женатого полицейского: если он ей не заплатит – она выложит запись в сеть. Полицейский не заплатил, девушка свое слово сдержала. В результате был большой скандал и на работе, и в семье, мужчину успели даже вытащить из петли, а автору ролика дали 15 суток…

Подобных случаев и историй с участием сотрудников туркменской полиции за 10 лет руководства главным полицейским ведомством страны И.Муликовым накопились сотни, если не тысячи. Обо всем этом прекрасно знали их коллеги-конкуренты из соседних ведомств, которые докладывали «наверх» все в мельчайших подробностях. Однако никакой скандал в рядах полиции не сказывался на карьере Исгендера Муликова, ведь он был самым приближенным к президенту силовиком, о дружбе их отцов – оба ветераны МВД – в Ашхабаде знает каждый. Тем не менее, одной из официально озвученных причин отставки Муликова стали вскрытые прокуратурой факты коррупции среди рядовых сотрудников: кто-то «кошмарил» водителей на дороге, кто-то, наоборот, покрывал своих друзей и тем самым препятствовал составлению протокола о нарушении ПДД, а третий (о, боже!) 15 сентября не пресек транспортировку группы озеленителей столичной мэрии на не предназначенном для перевозки людей автомобиле…

Но неужели кто-то всерьез поверит, что за такие проступки, давно ставшие обыденностью на туркменских дорогах, сняли аж самого министра?!

Слух о смерти Бердымухамедова, Чары Кулов и Исгендер Муликов

О том, что Кулов и Муликов были не только хорошо знакомы, но и имели общие дела, в Ашхабаде знал едва ли не каждый заинтересованный. Чары Кулов был собирателем дани с туркменских бизнесменов и действовал, в том числе, в интересах бывшего министра и под его покровительством. По некоторым данным, Кулов также контролировал поставки структурам МВД огнестрельного оружия, часть из которого предназначалась совсем другим силам. Полученные деньги он вывозил за рубеж, а именно в Дубай, там их клал на счета, покупал элитную недвижимость и автомобили. Суммы были такие, что позволяли Кулову и самому жить на широкую ногу, иметь шикарные дома и автомобили в Ашхабаде и за границей, возможность беспрепятственно покидать столицу и возвращаться обратно, как будто это путешествует сам президент. Кстати, в своих поездках Кулов стремился завести важные знакомства в среде арабских шейхов, политической и спортивной элиты Северного Кавказа, приближенных к зятьям президента Узбекистана. Как тут не почувствуешь себя властелином мира, которому подвластно если не все, то многое.

Чары Кулов, Хабиб Нурмагомедов и друг зятя президента Узбекистана Умид Мавлонов
Боец UFC Зубайра Тухугов и Чары Кулов в Дубае
Чары Кулов и Зубайра Тухугов
Чары Кулов с шейхами Дубая и родственниками президента Узбекистана

Деньги, связи (а знал он в стране и за рубежом многих и имел большое влияние на туркменских чиновников) и крепкая «спина», видимо, со временем развязывают язык. Так, по сообщению осведомленного источника, однажды весной, находясь за пределами страны, Кулов в узком кругу назвал себя следующим президентом Туркменистана. Суть беседы быстро передали «куда надо». Очевидно, «самозванец» почувствовал неладное, потому что с тех пор он в Туркменистан не возвращался. А в конце лета за рубеж была вброшена «утка»: скончался Гурбангулы Бердымухамедов. Информация молниеносно распространилась в Сети и дошла до туркменистанцев. Целый месяц страна гадала: жив президент или нет.

Спектакль его режиссерами был поставлен настолько грамотно, что о состоянии здоровья Бердымухамедова не знали даже его приближенные. Что происходило дальше – известно только непосредственным участникам сего действа, однако в июле-августе Чары Кулова смогли-таки выманить в Туркменистан, где вскоре он и был арестован. «Разработкой» Кулова занималось ограниченное число сотрудников прокуратуры, охраны президента и МНБ, а вот ведомству Муликова к арестованному «решале» доступа не было совсем, и знать о том, какие тот может давать показания, глава МВД не мог.

Здесь источник допускает и второй возможный вариант развития событий. Глава МВД Муликов, зная, что кресло под ним зашаталось, сам выманил в страну своего друга Кулова, когда тот находился в Дубае. Кулов должен был стать «пушечным мясом» для Муликова, его козлом отпущения, которого потом, как в иудаизме, уведут в пустыню. Чтобы как-то подсластить пилюлю, Муликов обещал ему сделать все, чтобы тот отделался небольшим сроком и вышел спустя пару помилований, а пока создаст для него все условия в заключении. Поначалу все шло по плану, но затем Кулов узнал о сроке – 25 лет, из которых пять ему предстояло провести в тюрьме «Овадан-депе».

Помните выступление генпрокурора на заседании Совбеза 1 октября? В отчете госинформагентства ТДХ мельком проскочил один любопытный факт, о чем в репортаже программы «Ватан» деталей называлось больше. В общем, Муликову вменялось, что он допустил нарушение, назначив 1 февраля 2018 года Бердымурата Бердыева временно исполняющим обязанности начальника одного из исправительных учреждений в Ахалском велаяте.

«Этот гражданин [Бердыев] не имеет профильного образования, будучи по специальности ветеринарным врачом, что не соответствует занимаемой должности. В настоящее время он уволен», — уведомило ТДХ, не сообщив иных подробностей.

Хотя название исправительного учреждения не указывалось, но речь в выступлении прокурора шла о тюрьме AH-T/2 («Овадан-депе»), поводом же для проверки и увольнения начальника стало то, что для одного из вновь прибывших заключенных в целой камере отстроили настоящие хоромы. Для кого? Догадаться нетрудно – для Чары Кулова. В телевизионной версии генпрокурором была озвучена и дата увольнения Бердыева – 24 сентября 2019 года. В прокуратуре имеется видеозапись проведенной в «Овадан-депе» проверки.

Лишившись этих привилегий, зная, что за попытку захвата власти – а именно это было инкриминировано Чары Кулову, — живым он оттуда все равно не выйдет, протеже Муликова под напором силовиков дал против своего покровителя показания.


Вся эта история еще далеко не полная. Будут вскрыты все новые факты, а своих кресел лишатся еще многие высокопоставленные туркменские чиновники, как лишились своих мест министр торговли Амандурды Ишанов и другие лица. Ясно одно: в отставке главы МВД взяточничество как преступление и тот факт, что министр будто бы недоглядел за подчиненными-мздоимцами, — на самом деле никакой существенной роли не играет. Министерство внутренних дел Туркменистана было, есть и будет оставаться рассадником коррупции и произвола, и новый министр Мамметхан Чакыев ситуацию исправить не сможет. За 10 лет службы Исгендеру Муликову все сходило с рук, пока он не совершил лишь один промах: пошел на поводу своих богатых и амбициозных друзей, позволив одному из них пусть на словах, пусть в своем воображении (только ли в воображении?) позариться на верховную власть в стране,  — за что жестоко поплатился.

Пока же генерал-лейтенант Исгендер Муликов понижен до звания майора. Что с ним будет дальше? Станет ли он простым участковым какого-нибудь отдаленного села, как стал Мухамметгулы Огшуков – бывший генеральный прокурор, рядовым ашхабадским нотариусом, или его постигнет судьба другого генерального прокурора – Яранмурада Язмурадова, осужденного на длительный срок в 2013 году? Это покажет время. А пока в Туркменистане говорят, что отправка в Дубай генконсулом зятя Бердымухамедова Ыхласгелды Аманова призвана, в том числе, решить вопросы с возвратом имущества Кулова, Муликова и других лиц в этом городе.

Яндекс.Метрика