Кто не спрятался — я не виноват. Чем прославился новый начальник туркменской колонии LB-K/11

Причиной смены руководителя колонии LB-K/11 в городе Сейди Лебапского велаята Туркменистана стала некомпетентность начальника по имени Алым. В колонию решили вернуть Ахмеда Велиева, который ранее был там заместителем начальника и хорошо себя зарекомендовал. Впрочем, для самого Велиева это не большая радость. Он надеялся на серьезное повышение по службе, а не на перевод из одного исправительного учреждения в другое.

Колонии LB-K/11 (слева) и LB-K/12 (справа) в Сейди. Изображение Google Maps

Как сообщают источники turkmen.news, Велиев был заместителем начальника колонии строгого режима LB-K/11 примерно шесть лет назад. Потом его назначили начальником колонии общего режима LB-K/12, расположенной рядом. Но начальник LB-K/11 Алым регулярно вступал в конфликт с осужденными, на него постоянно писали жалобы. Велиев же умел уладить любой конфликт, не беспокоя высшее руководство. Поэтому его и решили вернуть в LB-K/11, но уже на более высокую должность. Сам он думал, что после LB-K/12 сможет стать заместителем главы МВД.

Что же это за методы работы, которые считаются столь эффективными в туркменской пенитенциарной системе? Если вкратце, то их можно описать двумя словами: насилие и коррупция.

«Велиев ходит по колонии, как царь, — рассказывает источник. — По негласному правилу, заключенные, когда его видят, должны убегать и прятаться. Иначе будет бить… Причем, бьет он всегда ногами. Руками, видимо, брезгует».

Новоприбывших на карантине Велиев нередко лично избивал дубинкой. Впрочем, если заключенный располагает деньгами, то Велиев готов даже пожимать ему руку.

«Жить в отдельном кельдыме, то есть в собственной комнате в колонии, можно было за 10 тысяч манатов в месяц, — заявил источник. — Конечно, это совсем другие условия. Был там один бывший чиновник, Мухаммед, он вообще спокойно пользовался ноутбуком. И Велиев при встрече не просто жал ему руку, а делал это двумя руками».

Речь о Мухаммедмураде Шамухаммедове, который с октября 2010 по апрель 2011 года занимал пост начальника Высшей контрольной палаты. Его уволили «за серьезные недостатки, допущенные в работе». Википедия гласит: «Дальнейшая судьба неизвестна». Источники turkmen.news прояснили этот вопрос. По их информации, отсидев несколько лет в отдельном кельдыме с ноутбуком, Шамухаммедов благополучно вышел на свободу.

Еще одна «дойная корова», которая до сих пор находится в LB-K/12, — бывший начальник Национального комитета по гидрометеорологии Батыр Халлыев. Он был уволен в 2016 году, и тоже «за серьезные недостатки, допущенные в работе». По информации turkmen.news, Халлыева обвинили в махинациях: он закупал оборудование для своего ведомства по завышенным ценам.

При этом платить в LB-K/12 при Велиеве было необходимо не только за особо мягкое отношение, но и за многие базовые блага. Например, в какой-то момент сливочное масло в столовой колонии стало платным. До этого масло выдавали на завтрак просто так, а затем начальник сказал, что за него надо платить. Исключение сделали только для первого барака, в котором содержались иностранцы: иранцы, россияне, узбеки. Их навещали консулы, поэтому ухудшать качество их питания Велиев побоялся.

В целом же начальник поставил перед столовой задачу: ежемесячно отдавать ему 60 тысяч манатов. Чтобы «заработать» эти деньги, сотрудники были вынуждены продавать заключенным как масло, так и другие продукты, которые должны быть бесплатными.

Дополнительное суточное свидание с близкими заключенные при Велиеве могли получить за 500-600 манатов. А некоторым заключенным разрешалось держать так называемые «телефонные будки», то есть давать другим сидельцам воспользоваться сотовым телефоном. Организаторы «будок» платили Велиеву по 30 тысяч манатов в месяц. Гораздо дешевле обходилась работа «барыгой», то есть торговля алкоголем и таблетками. Чтобы начальник закрывал на это глаза, надо было платить «всего лишь» 5 тысяч манатов ежемесячно.

Оперативнику колонии нужно было заплатить 100 манатов, чтобы тебя не отправили в шрафной изолятор. Более того, за 100 манатов сам оперативник мог постоять «на стреме», пока заключенный совершал что-то незаконное. А сотрудники рангом ниже оказывали ту же услугу за 50-60 манатов.

Пронести в колонию столь необходимые деньги можно было при условии, что 20% от суммы получит офицер, контролирующий свидание с близкими. А за дополнительные 20 манатов можно было вообще избежать «шмона» полученной передачи.

Как можно видеть, регулярное написание жалоб может повлиять на обстановку в туркменской колонии и даже привести к смене руководства. Но, увы, речь идет не о назначении начальника, который уважал бы права человека и работал исключительно по закону. Руководителей пенитенциарной системы интересуют исключительно кадры, способные заставить заключенных замолчать и не жаловаться. Какими методами достигается этот эффект — никого не интересует.

ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ

17 комментариев

  1. Вепа Хаджиев

    Ахмед Велиев успешно купил должность начальника и теперь отбивает свои капиталовложения. Коррупция одним словом. Сейчас после вашей статьи приедет проверка к нему, и он ей тоже отстегнет бабла из заработанного, и проверящие успешно отрапортуют додику Сердару Бердымухамедову что статья ложная и нарушений нет, после чего посетят беркарар закупят на полученные от Ахмеда Велиева подарков для своих детей, жен и шлюх и их детей и пойдут отмечать веселье. Туркменистану нужны революционеры и люди способные без страха смерти выносить всю информацию в публичную плоскость. Следуйте моему примеру. Я покорный раб в глазах своего покровителя, и тайный революционер стремящийся изменить поганный мир на моей родине к лучшему.

    Ответить
      • Блеванокович

        У Гурбангулы спроси.

        Ответить
        • Аноним

          Он говорит — никакой опасности не чувствует. Ничто его не беспокоит.

          Ответить
  2. Аноним

    Никакие революционеры без помощи извне успеха не добьются. Слишком неравны силы. Как сказал один россиянин, которого в прессе называют криминальным авторитетом, «у государства всегда на один патрон больше».

    В то же время актуально и обратное: никакой иностранный спонсор не станет тратить деньги на «революционеров», чьи действия ограничиваются маханием шариками, ленточками, написанием писем в Спортлото (зачёркнуто) в ООН и цифровыми методами выявления фальсификаций. Ибо шансов на успех у таких «революционеров» — ноль, а вот отношения с действующим режимом спонсор рискует испортить.

    Поэтому — только немирное сопротивление. Пока нет оружия или его мало — саботаж, диверсии и террор в точечном масштабе.

    Ответить
    • Баймырат

      Правилно гавориш. Если нет аружия надо бутылки с зажыгателной смесю и забрасывать ими ментовки, дома и квартиры таких гнид, как этот Ахмед Велиев, поджигать их автомобили. Бензина и солярки много, бутылка найдетсяи вперед. Когда загарится десяток домов чиновников и полицайхана тагда они обасрутся и павернутся лицом к народу.

      Ответить
      • Аноним

        Очень нужно народу их лицо видеть… Смерть угнетателям!

        Ответить
      • Бекдурды

        Ты прав. Если в каждом регионе загорится по десять полицейских участков или домов-квартир таких велиевых и других собак правящего клана тогда не народ уже будет бояться власть, а власть будет дрожать перед народом и наконец-то начнет этому народу служить. Никто из-за границы туркменам не поможет. Надо на свои силы надеяться.

        Ответить
        • Аноним

          Дрожать начнут, но не сразу.

          А из-за границы помогут тем, кто покажет, что действительно способен взять хотя бы часть событий под контроль.

          Ответить
  3. Аноним

    Откуда у туркменских госначальников, в частности — у главного метеоролога (!), столько денег, чтобы оплачивать себе отдельные номера в колонии? Он что, с ветров и облаков взятки брал? Какая у него была зарплата?

    Ответить
    • Батыр Атдаев

      В мою бытность он приносил мне по пачке в месяц. Откуда я не спрашивал, но раз носил то значит было откуда.

      Ответить
  4. Эссеист

    Такие, как Велиев — «кто не спрятался, я не виноват» — ещё в школе видны. Непомерно агрессивная мразь с ловкими и подлыми кулаками. В советской школе такие частенько шишку держали не только во дворе, но и на сборах отрядов, как и на комсомольских собраниях: учителя продавливали этих животных в председатели совета отряда и комсорги, а остальные ребята не желали с такой мразью лишний раз связываться. Бывали исключения, но редко. В советской армии командиры назначали замками и старшинами самых борзых дедов — чтобы держали в повиновении остальных, пока офицерьё (есть такая профессия — далее по тексту) казённый спирт хлобыстало да закусывало продуктами, украденными из солдатского пайка и передач. В зоне — та же история, по крайней мере если зона красная. Но перекрасить зону власти нетрудно, ибо власть сильнее любых ухищрений зеков, так что если зона чёрная — значит, это выгодно администрации. Однако мы отвлеклись. После развала Советского Союза вся эта система, и не только система, но и своего рода «антикультура» тотального нагибания никуда не делась. Российский байкер Хирург — просто хрестоматийный пример хулигана, курившего за школой, терроризировавшего одноклассников и
    продавленного директором в комсорги. И так по всему бывшему Советскому Союзу : кроме Балтии, но она и в советское время заграницей была. Там даже лица у людей другие, хотя вроде бы той же расы. Недаром прибалтийских актёров так часто приглашали на роли иностранцев. Российская империя — край тотального унижения всех всеми. Истинная вотчина Сатаны.

    5
    4
    Ответить
  5. Michael

    Что собирается в колониях несётся на верх а там и ещё выше.

    Ответить
    • Аноним

      А из Ашхабада — в Москву заносят.

      Ответить

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Читайте также

Яндекс.Метрика