Напишите нам Поддержите нас!

Неделя в Туркменистане: Нота от МИД РФ и расписки об отказе посещать запрещенные сайты

На минувшей неделе скандал с закрытием русскоязычных школьных классов получил развитие в дипломатическом ключе. МИД РФ направил в МИД Туркменистана ноту с просьбой разъяснить сложившуюся ситуацию. Тем временем с родителей школьников собирают расписки о том, что они обязуются разъяснять детям противоэпидемические нормы, а с самих школьников — о том, что они не будут посещать запрещенные сайты. Продолжаются попытки организовать внутри страны митинги оппозиции. Пока массовых акций не состоялось, но есть данные о том, что кое-кто на улицы выходит.

Эпидемически опасный русский язык

15 сентября МИД России направил в МИД Туркменистана ноту, в которой выражает беспокойство в связи с информацией о закрытии русскоязычных отделений школ. Подчеркивается, что на присланное ранее обращение посольства туркменские дипломаты не ответили. В МИД РФ выразили надежду, что «туркменистанская сторона в духе традиционно дружественных отношений между двумя странами не допустит сокращения сферы образования на русском языке».

Впрочем, нота тоже уже три дня остается без официального ответа. Лишь проправительственное издание Orient со ссылкой на Минобразования написало, что русскоязычные классы закрылись лишь в одной ашхабадской школе (вероятно, имеется в виду школа №64, родители учеников которой в конце августа устроили митинг). Якобы это решение было принято в плановом режиме, а ученики и учителя получили возможность перейти в новую открывшуюся в Ашхабаде школу №21.

Школа №7 Ашхабада

Источники turkmen.news заявляют, что дело обстоит не совсем так. Например, в 7-й школе часть русскоязычных классов тоже ликвидировали. Но источник в администрации школы пояснил, что речь не о целенаправленном сокращении русскоязычного образования. Просто учебное заведение было переполнено, и около 300 учеников перевели в школы по месту прописки. В результате сократилось общее число классов – и «русских», и туркменоязычных.

Дело в том, что русскоязычное образование в Туркменистане считается престижным. В основном в таких классах вместе с этническими русскими учатся и дети из туркменских семей, которые хотят в будущем поступить в вузы стран СНГ. Когда из-за COVID-19 были введены новые санитарные нормы, выяснилось, что в престижных классах насчитывается по 50 детей, и соблюдать дистанцию там невозможно. Это дало старт проверкам, в ходе которых власти стараются разгрузить переполненные школы (в частности, за счет перевода детей силовиков из «русских» классов в обычные).

Родители, взволнованные потерей перспективы поступления в зарубежный вуз, разыскивают для детей репетиторов. Из Ашхабада сообщают, что сейчас любой русскоязычный горожанин, даже близко не связанный с педагогикой, получает массу предложений позаниматься с детьми.

Обязуемся не болеть и не сочувствовать оппозиции

Так или иначе, учебный год начался. Кто-то остался в прежнем классе, кого-то перевели в другую школу… Как стало известно turkmen.news, руководство некоторых ашхабадских школ решило подстраховаться на случай, если у кого-то из учеников появятся симптомы COVID-19. С родителей школьников собрали расписки о том, что они обязуются разъяснять детям санитарные нормы, а в случае появления симптомов болезни немедленно обратятся к врачу. COVID-19 в тексте расписок не упоминают: официально по-прежнему считается, что коронавирус в страну не проник.

Родительская расписка

Теперь, если вышестоящее руководство обвинит администрации школ в недостаточно активной борьбе с коронавирусом, директора переложат ответственность на родителей.

А с учеников ряда школ взяли еще более интересные расписки. Детей заставили письменно пообещать, что на территории учебного заведения и около него они не будут заходить на сайты, запрещенные в стране. По информации наших источников, это решение было принято после того, как в одной из школ ученика поймали то ли на чтении запрещенных интернет-ресурсов, то ли на разговоре о них.

В Туркменистане заблокированы все социальные сети и все СМИ, кроме государственных и провластных. Считается, что законопослушный гражданин должен довольствоваться новостями о вводе в эксплуатацию жилых домов повышенной комфортности, об успехах в водоснабжении отгонного скотоводства и о велопрогулках президента Гурбангулы Бердымухамедова. «Несознательные» граждане обходят блокировки с помощью VPN, и вот именно от этого школьников просят отказаться.

Протестная лихорадка

Через VPN можно не только ознакомиться с реальными новостями о жизни страны, и даже не только поболтать с друзьями в соцсетях. В последние месяцы в оппозиционных чатах звучали призывы устраивать митинги внутри Туркменистана. Причем не ситуативные митинги (как в случае с закрытием «русских» классов школы №64), а настоящие оппозиционные. Ничего подобного не бывало более 15 лет.

Именно на этой неделе интернет-активисты собирались выйти на улицы Ашхабада и других городов. Датой начала протестов было выбрано 14 сентября – в этот день в 2006 году в тюрьме умерла журналистка Огулсапар Мурадова.

По сведениям turkmen.news, некоторые активисты в течение недели действительно выходили на улицы. Однако они не узнают друг друга: в чатах каждый тщательно скрывает свою личность. Звучали призывы ввести опознавательные знаки, но они тоже не сработали. Противники режима опасаются за свою жизнь и свободу, и небезосновательно: для спецслужб Туркменистана не существует «легальной оппозиции», любое неодобрение власти считается преступлением.

В Туркменабаде на этой неделе наблюдалось заметное полицейское усиление. Источники сообщали о периодической отмене работы общественного транспорта, об отказе полицейских допускать граждан в места, где могли бы проходить митинги. Но получить подтверждение того, что эта активность была связана именно с возможными акциями протеста, нам не удалось.

Граждане относятся к интернет-активистам с интересом, но настороженно. По некоторым данным, даже те, кто уже участвует в противостоянии с властями по каким-то конкретным бытовым мотивам, не соглашаются идти на сотрудничество с активистами и поддерживать политический протест.

И к новостям экономики

Экономическая сфера для Туркменистана – одна из самых печальных. На этой неделе власти приняли решение о продлении карантинных ограничений для бизнеса до 15 октября. Это означает запрет на работу ресторанов, спортклубов, салонов красоты и развлекательных центров. Никакой поддержки предпринимателям не оказывается, что заставляет их переходить на нелегальный режим работы. Например, закрытие рынков привело к образованию антисанитарных «толкучек» на прилегающих улицах.

Очередь перед банкоматом в Туркменабаде

Тем временем в стране продолжает ощущаться нехватка наличных денег. Банкоматы банка «Рысгал» в Туркменабаде на этой неделе перестали выдавать наличные по картам всех других банков, кроме «Сенагата». Вероятно, таким образом руководство банка надеется уменьшить размер очередей. Кроме того, частное коммерческое учреждение не хочет отдавать дефицитные наличные многочисленным клиентам государственных банков.

Наконец, на этой неделе стартовала хлопкоуборочная кампания в самом северном Дашогузском велаяте. Уборка хлопка в южных регионах официально началась еще раньше. А бюджетников начали принудительно вывозить на поля еще до того, как было торжественно объявлено о старте уборочной кампании.

Хлопковое поле в Дашогузском велаяте

При этом сами сборщики свидетельствуют, что работы на полях нет. Хлопок еще не созрел, а на многих полях, возможно, и не созреет. Судя по поступившим в редакцию фотографиям, поля не ухожены и заросли камышом. По всей вероятности, в этом сезоне все будет, как и в прошлые годы: выполнение и перевыполнение плана по сбору «белого золота» попросту «нарисуют» в отчетах.

Источники издания «Хроника Туркменистана» говорят, что декхане предпочли бы сами собрать то небольшое количество хлопка, которое удалось вырастить. Тогда им, по крайней мере, не придется платить присланным из города «добровольным» помощникам деньги. В результате можно наблюдать трагикомическую картину: бюджетников, которые прибыли «на хлопок» по приказу руководства, попросту отказываются пускать на поля. Но руководители сельхозобъединений вынуждают их принять помощь уговорами и угрозами. Кому и зачем это нужно – можно только гадать.

Татьяна Зверинцева

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Яндекс.Метрика