Напишите нам Поддержите нас!

Неделя в Туркменистане: Борьба женщин за водительские права и «полупризнание» COVID-19

На минувшей неделе десятки жительниц Ашхабада попытались добиться продления водительских прав, которое остается невозможным для женщин уже два года. Активность горожанок не осталась незамеченной: им стали угрожать. Тем временем президент Гурбангулы Бердымухамедов выступил на двух крупных мероприятиях и ни разу не произнес фразу «у нас в стране нет COVID-19». Похоже, он наконец начал понимать, что такое утверждение воспринимается со стороны весьма неоднозначно. Ну и, наконец, Халк Маслахаты одобрил поправки в Конституцию, которые считают началом операции по транзиту власти.

Водительские права и права человека

В 2018 году туркменские полицейские начали массово останавливать машины, управляемые женщинами, и искать поводы для доставки на штрафстоянку. Вскоре женщины, у которых истек десятилетний срок действия прав, обнаружили, что не могут их продлить. Им не отказывали напрямую, но сдать документы стало невозможно – в них постоянно находили какие-то недостатки. Получить права с нуля также стало нельзя.

Ашхабад

Женщины жаловались в различные инстанции, некоторые из них получили судебные решения и ответы аппарата президента, МВД, омбудсмена. Во всех этих документах говорилось, что препятствий для продления прав не существует, но ни один из них не помог изменить ситуацию. Единственными полезными бумагами оказались денежные знаки. Но размер взяток по карману далеко не каждой гражданке: за продление прав стали брать $5 тысяч. За получение водительского удостоверения с нуля сначала требовали $10 тысяч, но затем это стало полностью невозможно.

Этой осенью некоторые жительницы Ашхабада решили переломить ситуацию. Все началось с того, что в пятницу, 18 сентября, женщина, у которой не приняли документы, отказалась отходить от окошка в ГАИ на Магистральной улице. Она не пропускала мужчин, стоявших за ней в очереди. А в субботу в ГАИ пришли уже около 30 женщин. Увидев их, сотрудники закрыли дверь и заявили, что сегодня неприемный день. Затем на место прибыл представитель угрозыска, который начал убеждать женщин, что полиция не в силах решить их проблему.

В понедельник, 21 сентября, активистки отправились на прием к главе МВД Мамметхану Чакыеву. Они были записаны за неделю, но им сказали, что встреча никак невозможна. Якобы Чакыев был слишком занят подготовкой парада к Дню независимости, 27 сентября… Кстати, 21 сентября вечером Чакыев получил строгий выговор от президента Гурбангулы Бердымухамедова. Однако источники turkmen.news заявляют, что с активностью автомобилисток это не связано.  

А женщин, которые пытались попасть на прием, во второй половине дня, 21 сентября начали вызывать на беседы к участковым по месту прописки.  Им сказали, что прав они все равно не получат, и посоветовали прекратить активность сейчас, когда с ними еще говорят «по-хорошему». В противном случае им пообещали «создать проблемы».

Однако женщины не намерены останавливаться и собираются сообщить о происходящем в международные организации. Одна из них рассказала о своих проблемах журналисту Алламураду Рахимову для его YouTube-канала Azat Turkmen. Автомобилистка подчеркнула, что они с соратницами не идут против власти, однако будут продолжать отстаивать свои права. По сведениям turkmen.news, этот ролик очень возмутил полицейских. В Ашхабаде женщин, ходивших в ГАИ и на прием к министру, вызывают в отдел уголовного (!) розыска, требуя прекратить жаловаться.

Коронавирус перестает быть «несуществующим»

По всей вероятности, запрет на вождение для женщин исходит от Бердымухамедова. Но ему на этой неделе точно было не до автомобилисток. Президент выступал с пространными речами сразу на двух крупных мероприятиях — на открытии Генассамблеи ООН 22 сентября и на заседании Халк Маслахаты (Народного совета) 25 сентября. В соответствии с эпидемиологической обстановкой оба мероприятия проводились в режиме видеосвязи.

В основном, речи главы государства состоят из громких фраз и банальностей, однако один факт не может не привлечь внимания. Читайте также:COVID-19: Туркменская медицина теряет свои лучшие кадры До недавних пор туркменские официальные источники, упоминая COVID-19, обязательно подчеркивали, что в Туркменистан коронавирус не проник. Утверждалось, что это является следствием вовремя принятых санитарных мер, что звучит довольно смело, если учесть, что эпидемия охватила практически все страны мира, не считая около десятка, преимущественно островных, государств. Иностранные эксперты не сочли нужным тратить силы на опровержение версии властей Туркменистана. По итогам июльского визита миссии ВОЗ, туркменским чиновникам дали «детсадовскую» рекомендацию — им посоветовали «просто вообразить, будто вирус есть».

И вот теперь Бердымухамедов, кажется, понял, что не стоит акцентировать внимание на мнимом отсутствии эпидемии – особенно если учесть, что в независимые СМИ попадает множество свидетельств обратного. И перед членами ООН, и на открытии заседания Халк Маслахаты президент просто говорил, что коронавирус – серьезная мировая проблема, что с ним необходимо бороться, что в мире сложилась тяжелая экономическая ситуация… Но вопрос наличия или отсутствия инфекции в Туркменистане он не упомянул ни разу.

«Транзитный» парламент

Правительственная газета «Нейтральный Туркменистан» написала, что участники Генассамблеи ООН заслушали выступление Бердымухамедова «с глубоким, заинтересованным вниманием». Но на практике выступление главы Туркменистана заинтересовало, пожалуй, лишь его соотечественников, которые в день открытия Генассамблеи устроили у штаб-квартиры ООН очередную акцию протеста. В последние полгода активность туркменских оппозиционеров за рубежом заметно возросла.

Что же касается заседания Халк Маслахаты, то 25 сентября совет одобрил подготовленные Бердымухамедовым изменения в Конституцию, а сам президент оперативно их подписал. Теперь в Туркменистане существует двухпалатный парламент, верхней палатой которого является Халк Маслахаты, а нижней – Меджлис (который ранее был просто однопалатным парламентом). Государственные СМИ не приводят внятных объяснений сути этой реформы, ограничиваясь публикациями общих статей о важности парламентаризма. Они используют такие сложные термины, как «бикамерализм», но о туркменских реалиях в применении к этим терминам не пишут ни слова.

Наблюдатели полагают, что Бердымухамедов просто-напросто готовит транзит власти к своему сыну Сердару. По одной версии, Сердар возглавит парламент. Согласно новой Конституции, именно спикер должен будет исполнять обязанности президента в случае его болезни (возможность смерти Аркадага в Туркменистане не упоминают). По другой версии, Бердымухамедов-младший в ближайшее время сменит отца на посту президента, а тот отправится «на пенсию» на пост председателя парламента.

Так или иначе, теперь гражданам предстоит в течение трех нерабочих дней, с субботы по понедельник, отмечать одновременно День Независимости и «торжество бикамерализма». Как обычно бывает по случаю больших праздников, Бердымухамедов помиловал 815 заключенных.

Пришел, сдал тест и заразился

Тем временем эпидемия коронавируса, перешедшая из «зоны отрицания» в «зону умолчания», продолжает шествие по стране. На минувшей неделе источники turkmen.news рассказали о смертях сразу двух граждан, которые не имели никаких симптомов COVID-19 до сдачи теста на эту инфекцию. Читайте также:Некачественные тесты на COVID и смертельные уколы. Почему в Туркменистане боятся лечиться? Оба они, учительница начальных классов Огулгерек Аннаева и бывший глава Госкомтата Туркменистана Байрамклыч Уразов, ощутили первые симптомы через несколько дней после сдачи анализов в инфекционной больнице в районе Чоганлы. Оба были помещены на домашнюю изоляцию и скончались, фактически не получая медицинской помощи.

Независимые СМИ уже не раз сообщали об антисанитарных условиях в туркменских больницах, из-за чего многие люди заражались гепатитом и другими инфекциями. Поэтому граждане, слышавшие истории Аннаевой, Уразова и иные подобные, испытывают вполне понятные опасения. К этому прибавляется информация о неких уколах, после которых летом скоропостижно умирали многие заболевшие с симптомами COVID-19. Неудивительно, что люди стали просто бояться обращаться к медикам, и властям пришлось внести в Уголовный кодекс поправки, предусматривающие наказание за уклонение от лечения опасных инфекций.

Между тем граждане, из-за COVID-19 застрявшие за рубежом, по-прежнему ожидают возможности вернуться на родину. 21 сентября turkmen.news стало известно, что 24 сентября «Туркменские авиалинии» направят Боинг-777 в Стамбул. Однако посольство в Турции и консульство в Стамбуле не сообщали гражданам об организации вывозного рейса. Проправительственные СМИ объявили о доставке туркменских граждан на родину лишь 24 сентября, после того как самолет приземлился в Туркменабаде. Кто попал на борт – остается неизвестным.

Регулярные рейсы за рубеж, по последним данным, не будут возобновлены как минимум до 6 ноября (а скорее до весны). Но источники turkmen.news из приграничного поселка Гарабогаз (бывший Бекдаш) сообщили, что некоторые граждане находят альтернативные способы возвращения на родину. Ночью, 22 сентября в инфекционное отделение местной больницы на карантин поступили 35 женщин, каким-то образом перешедшие границу с Казахстаном. По словам источников, попасть в Туркменистан пытались также несколько мужчин, но их в страну не пустили. При этом и в погранслужбе Казахстана, и в таможенной службе Туркменистана настаивают, что граница по-прежнему закрыта и никто через нее не переходил.

Похоже, вопрос возвращения соотечественников также начинает мигрировать в «серую зону», в ту сферу, о которой просто не принято говорить… В таких условиях очень трудно контролировать какие-либо эпидемиологические нормы.

Татьяна Зверинцева

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Just an American

It was the claim that Covid-19 does not exist there that brought my attention to Turkmenistan in the first place. If it wasn’t for that, I would not know about forced labor in cotton fields, bribery and corruption in hospitals, the hurricane that was covered up and ignored, and that awful man Berdimuhamedov. Perhaps such bold claims were drawing the attention of others as well and on top of that no one believes it.

В первую очередь мое внимание к Туркменистану привлекло заявление о том, что Covid-19 там не существует. Если бы не это, я бы не знал о принудительном труде на хлопковых полях, взяточничестве и коррупции в больницах, урагане, который скрывали и игнорировали, и об этом ужасном человеке Бердымухамедове. Возможно, такие смелые заявления привлекли внимание и других, и вдобавок этому никто не верит.

Яндекс.Метрика