Напишите нам Поддержите нас!

Неделя в Туркменистане: Дешевые отсрочки от армии, недоступные зарубежные вузы и критика Жириновского

На минувшей неделе turkmen.news стало известно, что как минимум в двух районах Туркменистана из-за экономического кризиса снизился размер взяток за отсрочку от службы в армии. Многие охотно оплачивают полугодовую «передышку», надеясь, что к весне коронавирусные ограничения снимут и молодые люди смогут уехать учиться за рубеж. Но с этим могут возникнуть проблемы: Минтруда выпустило документ, усложняющий процесс поступления в иностранные вузы. Тем временем в регионах продолжают вспыхивать стихийные акции протеста. А глава российской партии ЛДПР Владимир Жириновский выступил с критикой российско-туркменских отношений.

Туркменские солдаты собирают хлопок. Марыйский велаят

«Отсрочка по акции»

16 сентября президент Гурбангулы Бердымухамедов подписал указ о начале осеннего призыва в армию. Мало кто с восторгом воспринимает перспективу на два года отправиться туда, где можно бесславно погибнуть от рук старослужащих или просто в ДТП по дороге с сельхозработ. В этом году из-за закрытия границ в связи с COVID-19 молодые люди не могли даже попытаться поступить в зарубежный вуз или уехать в Турцию на заработки. Остается надежда, что это получится сделать весной (вдруг границы откроют?). Но чтобы получить отсрочку на полгода, надо заплатить взятку. А из-за экономического кризиса, усугубившегося в связи с COVID-19, у большинства семей нет на это денег.

Как сообщили источники turkmen.news в Халачском и Керкинском этрапах Лебапского велаята, сотрудники военкоматов в этих районах отреагировали на ситуацию по законам рынка. Осознав, что взятки в прежнем размере от 5 тысяч манатов ($217 по рыночному курсу) платить никто уже не может, они снизили ставку до 2-3 тысяч ($87-130).

Беспрецедентная «скидочная акция» нашла отзыв в среде родителей призывников. Они рассудили, что за полгода сыновья могут устроиться на работу и легко «отбить» затраченную сумму. Вполне возможно, что их зарплаты хватит не только на это, но и на общую поддержку семейного бюджета. Вместо того, чтобы возить сыну домашнюю еду в часть и перечислять ему деньги на поборы, можно, наоборот, надеяться на его помощь. Выгода очевидна!

А там, может быть, и границы откроются, сын уедет работать в Турцию или учиться в зарубежный вуз… В обоих случаях семья выиграет в том числе и финансово: от трудового мигранта она сразу начнет получать переводы, а специалист с иностранным дипломом сможет хорошо зарабатывать в будущем. Только вот со вторым пунктом не все так просто…

Учеба по конкурсу

Обучение молодежи в иностранных вузах никогда не одобрялось властями Туркменистана. То есть официально они не критикуют такой выбор, провластные СМИ порой публикуют радужные отчеты о жизни студентов за рубежом… Но неформальную точку зрения властей на это явление предельно ясно выразил офицер миграционной службы, беседу с которым в недавнем интервью turkmen.news пересказала проживающая в Нью-Йорке активистка Ольга Чарыева.
С отвращением глядя на группу веселых студентов в аэропорту, офицер заявил: «Их нельзя отпускать в другие страны. Посмотрите, как они ведут себя. Им теперь кажется, что они умные, что они много знают. Заграница их балует».

До недавних пор власти использовали в основном финансовые рычаги давления на студентов. Они едут за границу по учебным визам и не могут официально подрабатывать. Соответственно, единственный источник средств к существованию для них – денежные переводы от родителей. Отправить перевод из Туркменистана в принципе практически невозможно, но для родителей студентов по необходимости делается исключение. При этом суммы переводов строго ограничиваются, порой перечисление денег по неизвестным причинам задерживают, а иногда карты, выданные туркменскими банками, просто на какой-то период перестают работать за рубежом… В общем, забота о получении финансов – хроническая проблема для туркменских студентов. Возможно, власти надеются, что это позволяет им не забывать условия жизни на родине.

А в 2019 году власти предприняли новый шаг к ограничению возможности обучения за рубежом. Был составлен весьма сжатый список-рейтинг зарубежных вузов, дипломы которых впоследствии можно подтвердить в Туркменистане. По неподтвержденным данным, к списку прилагался также перечень профессий, которые нельзя получить за границей даже в одобренном вузе. В него вошли экономика, журналистика, международные отношения, политология, социология, антропология, теология и даже иностранные языки.

Иными словами, формально гражданин Туркменистана может ехать учиться в какой угодно вуз какой угодно профессии. Но если это «неправильный» вуз и «крамольная» специальность, то на родину он может уже не возвращаться. Работать там по профессии ему не позволят.

Читайте также:Туркменские студенты за рубежом заражаются COVID-19 Касательно того, когда начнет применяться список, существовали разные мнения. Некоторые источники сообщали, что тем, кто поступил в вуз до 2019 года, дипломы подтвердят независимо от того, входит ли вуз в перечень. Другие источники прогнозировали, что даже те, кто окончит «не одобренный» вуз в 2020 году, уже не смогут узаконить диплом. Но в 2020 началась эпидемия коронавируса, и для выпускников превратилось в проблему само по себе возвращение на родину. О том, что кто-то уже пытался поэкспериментировать с подтверждением диплома, информации пока не поступало. Эта тема временно забылась.

Но теперь Министерство труда и социальной защиты напомнило о ней, утвердив порядок определения специальностей, по которым требуется обучение за границей. Согласно документу, в январе каждого года министерства и ведомства, а также региональные хякимлики будут направлять в Минтруда и Минобразования запрос на подготовку специалистов за рубежом, а те на основании вышеупомянутого «рейтинга иностранных вузов» должны определять – действительно ли такая нужда существует и нет ли возможности получить эту профессию внутри страны. Затем на конкурсной основе будут отбираться абитуриенты, с которыми заключат договор об условиях оплаты обучения и о пятилетней постдипломной отработке…

Пока вроде бы нет речи о том, что молодым людям напрямую запрещают в частном порядке за свой счет выезжать за границу и учиться в каком угодно вузе. Однако есть сомнения касательно того, будут ли их выпускать за рубеж (в туркменских аэропортах пассажирам часто отказывают в вылете без объяснения причин). А смогут ли родители таких «бунтовщиков» переводить им деньги? И главное – как в таком случае быть с легализацией дипломов?

Эпидемия COVID-19 уже нанесла тяжелый удар по процессу обучения граждан Туркменистана за границей. В этом году на очные отделения зарубежных вузов не только не поступили новые туркменские первокурсники. Даже те, кто уже учился и в марте успел уехать домой на каникулы, в сентябре не смогли вернуться обратно. А когда эпидемия кончится и границы откроются, рвущаяся за границу туркменская молодежь обнаружит, что за это время власть успела выстроить для них прочные бюрократические препоны.

Протестные настроения

Одна из главных причин, по которым туркменские власти опасаются выезда молодежи за рубеж, — наличие в иностранных государствах оппозиционной активности. Легальной оппозиции внутри Туркменистана не существует, силовики рассматривают любые высказывания, направленные против власти, как уголовное преступление. Но мигранты за рубежом относительно свободно могут устраивать митинги и обсуждать туркменскую политику в интернете. В последние полгода их активность существенно возросла.

Читайте также:В Туркменистане раскидали купюры с надписями о «российской поддержке протеста» Внутри Туркменистана политических акций протеста не происходит. Однако люди, возмущенные какими-то конкретными бытовыми проблемами, порой стихийно собираются и требуют от чиновников решения этих проблем. Участники таких акций, как правило, не наказываются, иногда чиновники даже выполняют их требования, чтобы успокоить толпу и не вызвать недовольства высшего руководства. Так вот – количество таких столкновений граждан с властями в последнее время также заметно выросло.

На минувшей неделе turkmen.news стало известно о двух стихийных протестах. Во-первых, 21 октября более ста жителей сел Каракумского этрапа Марыйского велаята пришли в хякимлик с жалобой на отсутствие денег в банкоматах. В конце сентября такой же массовый поход в прокуратуру уже помог жителям Балканского велаята, по крайней мере, прервать затянувшийся обеденный перерыв в банке. К сожалению, в Каракумском этрапе все прошло не так успешно: чиновники просто выгнали сельчан, посоветовав им добиваться от бизнесменов внедрения безналичной оплаты.

А в Дашогузском велаяте, по неподтвержденным данным, в первой половине октября несколько сотен граждан устроили протест из-за ограничений на отпуск продуктов по фиксированным ценам в госмагазинах. Как утверждает ряд источников, именно поэтому на минувшей неделе в регионе впервые за несколько месяцев появилось в продаже хлопковое масло отличного качества, причем норму его отпуска резко повысили. Turkmen.news удалось достоверно подтвердить, что масло действительно появилось, но вот точно ли была акция протеста – осталось не до конца ясным.

Наконец, радио «Азатлык» 21 октября сообщило, что в Лебапском велаяте несколько десятков женщин 16 октября пришли к зданию хякимлика и потребовали отменить негласный запрет на продление прав женщинам-водителям. В сентябре аналогичную активность проявляли жительницы Ашхабада.

Жириновский идет в наступление

В августе в Туркменистане состоялась еще одна протестная акция – родители учеников русскоязычного отделения ашхабадской школы №64 вышли на митинг, узнав за несколько дней до начала учебного года о закрытии «русских» классов. Об акции написал turkmen.news, тема обрела общественный резонанс. МИД России направил ноту туркменским коллегам.

В итоге выяснилось, что речь не столько о ликвидации русскоязычного обучения, сколько о попытках туркменских властей решить проблему переполненности престижных классов, на которую нельзя было больше закрывать глаза из-за внедрения повышенных санитарных норм в связи с COVID-19. Просто так получилось, что престижные классы в Туркменистане – именно «русские». Хорошее владение русским языком позволяет выпускнику уехать учиться в вузы стран СНГ, а насколько эта возможность важна – уже говорилось выше.

Ну и конечно, в престижные классы дети попадают не бесплатно. В итоге то, что начиналось как борьба за санитарные нормы, вылилось в масштабную антикоррупционную проверку с увольнениями и арестами.

Казалось бы, тема исчерпана, однако на этой неделе она была поднята в Госдуме РФ. Российский парламент внезапно решил ратифицировать соглашение между РФ и Туркменистаном о сотрудничестве в области безопасности, подписанное еще в 2003 году. На заседание был приглашен замглавы российского МИДа Андрей Руденко. Высказать свое мнение по поводу российско-туркменских отношений решил председатель партии ЛДПР Владимир Жириновский.

Политик начал свою речь со скандала с русскоязычными классами. Он выразил недовольство тем, что посольство РФ в Туркменистане не поддержало ЛДПР в стремлении разобраться в ситуации. «Посол говорит, что все в порядке у них. Все равно эта тема должна быть в повестке дня всегда», — посетовал Жириновский. Он отметил, что в Туркменистане, например, идут пьесы на русском языке, но это пьесы по произведениям туркменских авторов.

Глава ЛДПР предположил, что если посольство и МИД в целом не будут работать более тщательно, то Туркменистан может ожидать судьба Нагорного Карабаха. «Турецкая армия уже подошла к Кавказу. И дальше ей мерещится Туркмения, другой берег Каспийского моря», — заявил он.

Также Жириновский и еще один депутат, Андрей Альшевский, подняли тему транзита наркотиков через туркмено-афганскую границу. Альшевский напрямую спросил Руденко – поможет ли ратифицируемый договор решить эту проблему. Однако замглавы МИДа ответил не более четко, нежели высказываются в таких случаях туркменские чиновники. Он заявил, что соглашение «позволит нам создать такой правовой каркас, чтобы эти отношения на экспертных уровнях между специалистами интенсифицировались и были, возможно, достигнуты какие-то конкретные договоренности».

Татьяна Зверинцева

Яндекс.Метрика